Black Music Promo  
Блэк Мьюзик Промо
LifeFacesCulturePaparazziReleasesSupportFriend linksAbout
 
Сегодня 10 июля
пятница

Labels guide: Casablanca – it all started with a Kiss

    
 

Яркая, безумно пёстрая эпоха диско породила не только танцевальную клубную культуру в её нынешнем виде, но и особое отношение к жизни – «Всё ради получения сиюминутного удовольствия». Это время было достойно своих героев, таких же раскрепощённых и неуёмных в стремлении к развлечениям, как и само диско. По иронии судьбы, имя Нила Богарта, человека, создавшего колоссальную индустрию вокруг чёрной танцевальной музыки, оказалось в тени не только главных звёзд диско, но и его собственного детища – лейбла Casablanca Records.


Neil BogartИстория "Касабланки" начинается в сентябре 1973 года, когда Богарт вместе с тремя партнёрами вышел из состава Buddah Records и основал собственную фирму звукозаписи, которую первоначально планировал назвать Emerald City (то есть "Изумрудный город", как в сказке Фрэнка Баума). По ряду причин от названия пришлось отказаться, и тогда Нил, обожавший старые ленты с участием Хэмфри Богарта (и в своё время даже сменивший в его честь фамилию Богатц), остановился на варианте Casablanca. Сразу же уточню: ни о каком диско в тот момент речь ещё не заходила. Будучи ровесником лейбла, эта музыка ещё только формировалась как стиль и потому за пределами нескольких продвинутых нью-йоркских клубов была практически не известна. Да и сама "Касабланка" была, скорее, бизнес-идеей, нежели фирмой, издававшей музыку определённого направления. Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть на первых артистов, с которыми Богарт подписал контракты.

Как было заявлено в заглавии, всё началось с Kiss. Глэм-рокеры, в то время выступавшие в пабах Квинса, своим незаурядным имиджем привлекли внимание босса Casablanca, любившего всё яркое и броское. Впрочем, потребовалось почти два года для того, чтобы группу заметили поклонники тяжёлого рока. Причин было две – во-первых, люди, не бывавшие на концертах Kiss, не имели представления о том, как это выглядит, и слышали только музыку – на тот момент ещё не настолько интересную и выверенную. А во-вторых, Casablanca, находившаяся тогда под управлением медиамагната Warner Brothers, была крайне стеснена в путях продвижения своих артистов (но об этом – чуть позже).

Среди первых подопечных лейбла в то время были такие разножанровые исполнители, как канадский фолк-певец Билл Эймсбери, женская рок-группа Fanny и восходящие звёзды фанка Parliament. С ещё одним артистом, изданным на "Касабланке", связана история, которую вспоминают до сих пор, говоря о лейбле. Речь идёт о комике Джонни Карсоне, чей диск "Here’s Johnny: Magic Moments from the Tonight Show" стараниями Богарта был издан настолько колоссальным тиражом, что даже неплохие предзаказы не помогли фирме избежать крупных возвратов. В итоге, по едкому замечанию Роберта Кляйна, "Запись была продана золотым тиражом, а на склад вернулась платиновым". В дальнейшем эта схема повторялась неоднократно.

CasablancaКак бы то ни было, после того, как Богарт выкупил "Касабланку" у Warner, дела постепенно пошли в гору. Причина – в том отношении к бизнесу и подшефным артистам, которого не могли дать на "Уорнере". Это негласное правило гласило: "Во что бы то ни стало". Если для продвижения требовалось проводить агрессивный промоушн, устраивать бесконечные гедонистические вечеринки, превращающиеся в недельные загулы, арендовать для каждого сотрудника представительский "Мерседес-Бенц" – это делалось беспрекословно. Casablanca тратила едва ли не больше, чем зарабатывала – и, по странной логике, такой подход оказался в эпоху диско единственно верным.

К 1976 году "Касабланка" стала преуспевающей фирмой, во многом благодаря своим ключевым артистам, теперь уже – крупным звёздам: Kiss, Parliament и Донне Саммер. Каждый из них в полной мере ощутил на себе действие принципа "Во что бы то ни стало", так что национальный Топ-40 теперь был оккупирован "большой тройкой" "Касабланки". Но ещё более серьёзные перемены в жизни лейбла произошли после принятия двух ключевых решений.

Во-первых, в том же 1976 году Богарт основал одноимённую кинокомпанию, тем самым расширив название корпорации до Casablanca Record and Filmworks, Inc. Это решение привело к ряду успехов на поприще большого кино: самыми крупными удачами стали ленты "The Deep" ("Глубина"), "Thank God it’s Friday" ("Слава Богу, пятница!") и "Midnight Express" ("Полуночный экспресс") [я дублирую оригинальные названия, поскольку фильмы эти не только не попали в российский кинопрокат, но и вообще не были изданы в России – ни в семидесятых, ни позже].

Giorgio MoroderВторым (и, пожалуй, главным) решением стало сотрудничество лейбла с итало-германским диско-продюсером Джорджо Мородером. Обратившая к тому времени внимание на диско "Касабланка" уже успела зарекомендовать себя в качестве передового издателя танцевальной музыки – не в последнюю очередь благодаря ставке на работу с диджеями. Учитывая то, сколько было проведено вечеринок в роскошной резиденции лейбла, удивляться, в общем-то, нечему. Музыка, издававшаяся Casablanca, тут же опробовалась на танцполе – как результат, Богарт первым откликнулся на желание публики танцевать под удлинённые версии диско-хитов и стал издавать 12-дюймовые диско-синглы, на которых умещались восьми- и даже десятиминутные треки в улучшенном качестве звучания.

Love to Love You BabyСоюз с Мородером дал диско-истерии новый толчок. Добавив к чёрному саунду, развитому из стиля "филли-соул", электронное звучание, европейские продюсеры – такие, как Серрон, Маруани, Констандинос, Фариан и сам Джорджо, развили диско, сделав его более доступным для белой аудитории. Как результат, позиции Casablanca взлетели высоко как никогда прежде. Практически каждый новый релиз (в том числе и лицензированные перепечатки европейских хитов) попадал в танцевальные чарты. Само слово "Касабланка" стало синонимом эталонного диско. Более того – история успеха фирмы удивительным образом уложилась в "годы жизни" стиля – 1973–1979. Хиты Донны Саммер (теперь уже в партнёрстве с Мородером), The Village People, Lipps Inc. знаменовали высшую точку популярности диско – и его стремительное падение.

По мере того, как диско из предмета всеобщего помешательства превращалось в объект насмешек и неприязни, ставки Casablanca неуклонно падали. И если прежде многомиллионные долги компании терялись на фоне миллиардных продаж, то теперь крыть было почти нечем. Руководство PolyGram Records, владевшего 50% лейбла, к 1980 году пришло к выводу: убыточный лейбл надо спасать. Первой мерой стала покупка оставшихся 50% и… увольнение Богарта. Дальнейшие события иначе как драматическими не назовёшь: боссы "Полиграма", уверенные, что приобрели успешный лейбл, сперва столкнулись с реальным долгом фирмы, а затем, как будто этого было мало, осознали, что для спасения культового диско-лейбла необходимо сделать ставку на другую музыку.

Новое руководство Casablanca предпринимало отчаянные попытки заполнить пустоту, образовавшуюся после падения диско и потери контрактов с ключевыми артистами. Иногда это приносило свои плоды – взять хотя бы сверхпопулярный саундтрек к фильму "Flashdance" или краткосрочное сотрудничество с артистами первой величины: Шер, The Four Tops, Дасти Спрингфилд, Стефани Миллс. Но всё было тщетно. Человеком, который мог поправить положение, был Нил Богарт – но он, внезапно оказавшись на обочине шоу-бизнеса, так и не оправился после потрясения – основанный им лейбл с самоироничным названием Boardwalk Records не сумел повторить успеха "Касабланки". В 1982 году от рака скоропостижно скончался сам Богарт – человек, чья жизнь стала символом эпохи диско, человек, сделавший для развития этой культуры едва ли не больше, чем кто-либо.

Bogart's tombstone

P.S. Casablanca Records в 1983 году была поглощена Mercury Records и вплоть до 2000 года работала в режиме бэк-каталога. В 2000 году медиамагнат Томми Моттола возродил лейбл – теперь уже в составе Universal Records. Цели возрождения неясны: ни Мика, ни Линдзи Лоэн, ни кто-либо ещё из нового каталога артистов ничем не выдают своей связи со старой маркой – ни идеологически, ни по стилю.


Автор статьи: Александр Ашбель

P.P.S. написание данного материала было бы невозможно без прекрасного первоисточника – статьи Майка Каллахана, Патрис Эйрис и Дэвида Эдвардса. Я благодарю их, пускай и заочно.


Также по теме:
Labels guide: Motown Records – успех начинается с мечты
Labels guide: Stones Throw Records – дом заблудших душ
Labels Guide: 20 лет Ninja Tune
Labels Guide: золото джаза Blue Note


К остальным статьям
http://studiohelloworld.ru/Фотографы

Разработка сайта: WebZenith
Design by Kate



Наши партнёры  
Свердловская филармонияEverJazz