Black Music Promo  
Блэк Мьюзик Промо
LifeFacesCulturePaparazziReleasesSupportFriend linksAbout
 
Сегодня 06 марта
суббота

Найл Рождерс (Chic) о записи барабанов в классическом диско (отрывок статьи)

    
 

 

В конце 70-х Chic, без сомнения, были самой элегантной группой с глубочайшими корнями в R&B, работающей в стиле “диско”. Ключевым компонентом их артистического образа был продюсер/гитарист Найл Роджерс. С тех пор Роджерс (в настоящее время – президент Гильдии Музыкальных Продюсеров Америки) спродюсировал много чрезвычайно успешных поп-проектов. Он всегда старался сделать барабанную партию запоминающейся не менее, чем текст песни или её мелодия. Среди его клиентов – Мадонна, Питер Гэбриэл, Duran Duran, Уилл Смит, Ноториус B.I.G., Пафф Дэдди, Power Station, Vaughan Brothers, Пол Саймон, Эл Джерро, Sister Sledge и Дэвид Боуи.

 

“Я рассматриваю барабаны как основу записи, основу песни и основу микса. Всё крутится вокруг барабанов. Барабанщик должен быть инструменталистом и композитором, и тогда мы с ним садимся и сочиняем барабанную партию. Мы не просто пишем трек – мы пишем композицию с началом, развитием и концом”.

 

“Обычно во время записи барабанного трека мы играем все вместе. Часто я говорю барабанщику: “Сейчас ты здесь главный, а мы все – твои подчинённые, и поэтому мы всегда можем поменять свои партии”.

 

Nile Rodgers of Chic“Во время записи барабанов я всё время жду, что произойдёт нечто такое, что обязательно заставит меня сказать: “Подожди-ка минуточку! Повтори-ка эту фишку!”. Именно так было и во время записи “Like A Virgin” Мадонны, с Тони Томпсоном на барабанах. Я не уверен, что именно я подсказал Тони этот паттерн, но я помню, что когда услышал его, сказал: “Эй, я хочу его слышать каждый раз на этом самом месте. Это будет фишка!”.

 

“В ритм-н-блюзе такие фишки могут стать очень мощным трюком. Когда человек напевает твою песню, он никогда не поёт только текст. Рано или поздно он начинает просто обозначать грув”.

 

“Ещё одна моя песня – это “Modern Love” Дэвида Боуи. Когда мы сели её репетировать, я сказал: “Окей, Омар, смотри – вот паттерн, который тебе надо играть”. Он заиграл, потом к нему подключились другие, и вдруг, в один момент я заметил, что он изменил первоначальный ритмический рисунок. Это было так клёво, что мы остановились и изменили свои партии, чтобы привести их в соответствие с новым барабанным рифом”.

 

“Способность барабанщика понимать бит, находиться на его гребне или же за ним – это то, что определяет ощущение комфорта при работе с ним. Если он не понимает разницу между чувством бита и чувством свинга, если не может быть на острие бита или за ним – я не буду с ним работать – я буду испытывать дискомфорт”.

 

“Работая с Chic, мы часто играли песни по 10, 11 или 12 минут и не использовали при этом клик. “We Are Family”, кажется что-то в роде 10 минут длиной, но при этом совершенно не слышно каких бы то ни было изменений темпа”.

 

“Я вырос в те времена, когда говорили: “Единственный случай, когда ты можешь изменить темп – это когда дирижёр укажет тебе это сделать”. Но ритм-н-блюзовые команды могли играть в том темпе, который сами себе задавали. Мы были “сами себе метрономы”, мы репетировали свой грувинг, что бы уметь повторить какой-то фрагмент снова и снова в том же темпе, в каком он звучит всегда и играть его часами, если нужно. Сейчас же практически всегда я прописываю клик-трек, потому что с ним музыканты чувствуют себя комфортно. Правда, делаю это я лишь тогда, когда музыканты сами просят меня об этом”.

 

“Естественно, существует немало музыкантов старой закалки, проигравших всю жизнь в блюзовых или других “фри-стайл” командах, которые очень неудобно чувствуют себя с метрономом. У меня очень большой опыт общения с ними, и я могу создать им условия практически идеальные. Я программирую им что-нибудь, что кажется им достаточно музыкальным и выглядит, как часть аранжировки их произведения. В этом случае у них не возникает ощущения неудобства, как при использовании обычного метронома, и они чувствуют себя комфортно”.

 

“Если вы играете в покер и каждую игру начинаете с двумя тузами, вы чувствуете себя превосходно. Вот и я, когда иду в студию, пытаюсь получить как можно больше тузов – классного инженера, классное оборудование, классных музыкантов и, желательно, классную песню. И тогда я пытаюсь сделать её настолько хорошей, насколько хорошей она может быть”.

 

Текст: Рик Кларк

Перевод: Алексей Зайцев и Валерий Башков для New Reality, Минск


К остальным статьям
http://studiohelloworld.ru/Фотографы

Разработка сайта: WebZenith
Design by Kate



Наши партнёры  
Свердловская филармонияEverJazz