Black Music Promo  
Блэк Мьюзик Промо
LifeFacesCulturePaparazziReleasesSupportFriend linksAbout
 
Сегодня 10 июля
пятница

Ночь, когда диско растаяло как дым

    
 

12 июля 1979 года в Чикаго произошло событие, которое всколыхнуло всю Америку, а вскоре – и весь музыкальный мир. Всё началось с 24-летнего радио-диджея Стива Даля, который потерял работу после переформатирования станции WLUP с рок-н-ролла на диско. Заручившись поддержкой боссов бейсбольной команды "Чикаго Уайт Сокс", он предложил им акцию, которой он намеревался убить двух зайцев: привлечь публику на матч с "Детройт Тайгерс" и "покончить с диско раз и навсегда". И хотя эффект от промо многие участники этих событий склонны преувеличивать, для диско-культуры 12.07.79 стало поворотной датой, точкой невозврата.
О том, как в тот вечер разворачивались действия на стадионе "Комиски парк" – в специальном материале "Нью-Йорк Таймс", вышедшем к 30-летию "Ночи уничтожения диско". На русском языке публикуется впервые.



В тот вечер в тёплом воздухе привычные звуки бейсбольного матча смешивались с экзотическими ритмами фанатских распевок, витающим ароматом марихуаны и зрелищем летающих словно тарелки фрисби виниловых пластинок. 

Промоутеры взорвали ящик с диско-пластинками прямо в центре поля на арене "Комиски парк". Проблемы начались сразу после взрыва. "Осколки летали вокруг и втыкались в землю, – говорит Расти Стауб. – Это был не один осколок, их было много. Господь Всемогущий, я в жизни не видел ничего опаснее этого. Я умолял своих парней надеть бейсбольные шлемы".

Стауб был агентом игроков "Детройт Тайгерс" в ту ночь 12 июля 1979 года, когда они встречались с "Чикаго Уайт Сокс" на арене "Комиски Парк". Редко какие спортивные промо-акции проходили так неудачно; при этом нечасто спортивное промо запоминается так же хорошо, как "Ночь уничтожения диско". Некоторые её участники до сих пор защищают её.

Один из таких людей – Роланд Хемонд, в то время являвшийся генеральным директором "Уайт Сокс". "Это было отличное промо", – смеётся он в трубку во время звонка из Аризоны, где он сейчас работает с командой "Даймондхедс". – "Мы до сих пор о нём вспоминаем".

Эту акцию придумал чикагский диск-жокей Стив Даль. Он и его сторонники возмутились тому, как, по их мнению, диско начало угрожать рок-н-роллу. Майк Вик, сын владельца бейсбольной команды, Билла Вика пригласил Даля в перерыве между двумя играми "Сокс" и "Тайгерс" взорвать в центре поля заполненный диско-пластинками ящик. По ходу первой игры трибуны начали наполняться радиослушателями Даля, вход для которых стоит 98 центов при условии что они принесут с собой пластинки, предназначенные для уничтожения.

Говорит Алан Трэммелл, тогдашний шорт-стоп "Тигров": "Я помню, что с самого начала это не была обычная толпа". Трэммелл, который теперь тренирует команду "Чикаго Кабз", рассказывает, что судьи уже между иннингами первого матча дали указание службе территории расчистить от мусора так называемое "опасное поле". По его словам, аутфилдеры явно были напуганы: в центре поля за Детройт играл бывший заключённый Рон ЛеФлор, а "Ронни обычно ничего не боялся".

"Сокс" не ожидали присутствия такой большой толпы – официально анонсировалась цифра в 47 795 человек. По словам Майка Вика, в действительности пришло почти 60 000 человек, в то время как при найме охранников он ориентировался на 35-тысячную аудиторию. "Именно такую посещаемость мы и предполагали", – говорил Вик.

Расти Стауб: "Люди приносили лестницы, по которым они карабкались снаружи. Это было похоже на бунт". Вик приказал одетым в жёлтые куртки охранникам идти за пределы стадиона и остановить фанатов, принявшихся крушить ворота.

Это решение позволило находившимся внутри зрителям начать беспрепятственно закидывать игровое поле. Питчер Джек Моррис вспоминает, что после того, как детройтцы выиграли первую игру со счётом 4:1, через их укрытие полетели бутылки виски.

И тут Даль взорвал ящик с пластинками.

"А затем начался настоящий ад", – говорит Моррис. – "Они заполонили игровое поле и стали рвать резину с питчерской горки и разбрасывать землю. Они вырвали базы. Они начали выкапывать домашнюю базу".

Зона бэттера была выкорчевана и сломана, фанаты подожгли баннеры и начали влезать на фол-мачты. Над полем, в личном боксе Хемонда укрылись жена и дети Дона Кессинджера, директора "Уайт Сокс", но фанаты и туда пытались пробраться.

Дейв Домбровски, нынешний президент "Тайгерс", тогда был 22-летним ассистентом Хемонда. "Моей обязанностью было не дать людям приникнуть туда", – говорит Домбровски. В свою очередь, Гарри Карай, хриплый диктор "Уайт Сокс" через систему громкой связи призвал зрителей к спокойствию.

На видеозаписи, сделанной той ночью, видно, что "Сокс" были одеты в странную чёрно-белую форму с воротничками: это была другая эра для бейсбола и для его фанатов. Четыре команды из высшей лиги в 1979 году не смогли преодолеть планку в один миллион проданных билетов. Одной из таких команд была "Нью-Йорк Метс", которая смогла привлечь 788 905 поклонников. "Доджеры" возглавляли Лигу с цифрой 2,8 миллиона. "Уайт Сокс" собрали 1,28 миллиона билетов, "Окленд Атлетикс" – только 306 763. Поэтому команды стремились придумать что-то новое, чтобы привлечь толпы зрителей.

В 1974 году в Кливленде прошла хаотичная "Ночь пива по десять центов", закончившаяся после того, как пьяные фанаты начали кидать мусор во владеющих битами игроков. В результате "Индианс" проиграли "Техасским Рейджерам". Главным судьёй в Кливленде в тот вечер был Нестор Чилак. Так вышло, что он же руководил судейством и в "Ночь уничтожения диско". После того, как Чилак провёл совещание с арбитрами, а также с Биллом Виком и директором "Тигров" Спарки Андерсоном, "Уайт Сокс" было засчитано поражение во второй игре.

Диктор детройтского телеканала WDIV Джордж Келл удивился этому решению. По его словам, порядок был восстановлен, фанаты успокоились и поле было в хорошем состоянии. Однако партнёр Келла, Ал Калайн присутствовал на совещании Чилака и сообщил: "Они опасаются, что кто-то может пораниться. Кроме того, домашняя база была приподнята по отношению к земле, и без должных измерений её не получится вернуть в точности на место".

Калайн рассказал о том, что Билл Вик "был действительно расстроен" и спрашивал судей: "И что мне делать с билетами?". На заднем плане телевизионной трансляции можно разобрать, как Вик говорит зрителям: "Пожалуйста, сохраняйте билеты до следующей игры. Мы приносим свои извинения".

Хемонд вспоминает, что Билл Вик в тот день выписался из больницы и неожиданно появился на стадионе. На вопрос "Что ты здесь делаешь?" Билл ответил Хемонду: "Я беспокоюсь об этой промо-акции. Она может обернуться катастрофой".

Майк Вик, который сейчас занимается продвижением Малой бейсбольной лиги, рассказывает, что один из продавцов тогда сломал бедро, но кроме него никто серьёзно не пострадал: толпа была относительно неагрессивной, хоть и буйной. "Всё дело в том, что ребята были обкурены", – говорит Вик, объясняя это тем, что действие марихуаны мягче, чем пива: "Если бы нам пришлось иметь дело с пьяными, у нас были бы реальные проблемы. Ребята были действительно послушными".

Говоря о послушании, Вик имеет в виду тот факт, что фанаты убежали с поля при первом появлении отряда полиции (некоторые копы были в шлемах). Важно, что за 11 лет до этого в ходе Национального съезда Демократической партии в этом же городе произошло насильственное столкновение полиции с демонстрантами.

В бейсбольных кругах тема "Ночи уничтожения диско" до сих пор рождает смех, анекдоты и неподдельное удивление. "Это была странная ночь", – говорит Трэммелл. – "Сумасшествие какое-то. Ну и ночь. Тридцать лет прошло, а мы до сих пор смеёмся".


Автор статьи: Джо Лапойнт
Оригинальная статья вышла 5 июля 2009 года в газете
"Нью-Йорк Таймс".

Перевод и адаптация: Александр Ашбель


К остальным статьям
http://studiohelloworld.ru/Фотографы

Разработка сайта: WebZenith
Design by Kate



Наши партнёры  
Свердловская филармонияEverJazz