Black Music Promo  
Блэк Мьюзик Промо
LifeFacesCulturePaparazziReleasesSupportFriend linksAbout
 
Сегодня 10 июля
пятница

Мохаммед Али и его влияние на хип-хоп культуру

    
 

(оригинал статьи "Muhammad Ali's influence ran deep through rap's golden age" опубликован 6 июня на сайте британской газеты The Guardian)
 

Некоторые утверждают, что Чемпион был первым рэпером, однако его поведение за пределами ринга для рэпа было куда важнее всех его диссов в адрес оппонентов.



 

Нет музыки более близкой к особенностям спорта, чем рэп – так же как нет спорта, более схожего со скорострельными словесными схватками рэпа в его лучших проявлениях, чем бокс. Полигоном для этой музыки является рэп-баттл: двое эмси сходятся лицом к лицу, строкой к строке, нанося друг другу удары словами и стремясь завоевать признание толпы словесным нокаутом.
 
История этой музыки началась, когда уже завершилась карьера Али – в конце 70-х. Соответственно, когда рэперы в своих текстах упоминают боксёров, речь идёт о тяжеловесах из более поздней эпохи. Предположительно, чаще других боксёров в рэп-записях упоминается Майк Тайсон, будь то Нас, заявлявший о своём родстве с последним великим тяжеловесом ("Нас, как Железный Майк, сродни мессии / До Христа, после смерти, последний, кто остался"), или Уилл Смит, в шутливой форме фантазировавший о бое с чемпионом-тяжеловесом (Тайсон сыграл самого себя в клипе Фреш Принса на сингл 1989 года "I Think I Can Beat Mike Tyson"). Тайсон даже был вовлечён в музыкальную битву между Канибусом и ЭлЭл Кул Джеем: первый позвал боксёра поучаствовать в записи "Second Round KO" – дисса против ЭлЭла. Тот, в свою очередь, в треке "The Ripper Strikes Back" раскритиковал шепелявость Тайсона и заклеймил его "откусывающим уши".
 
Однако Али отбросил на хип-хоп внушительных размеров тень, которая не сводилась к одним только спортивным достижениям. Он не только добился успеха в боксе и вернул себе титул после перенесённых поражений. Его заявления относительно своей расы, религиозные преобразования и отказ отправиться на войну во Вьетнаме для хип-хопа столь же значимы, как и всё, что он делал на ринге – хотя для первого "золотого" поколения рэперов он был, скорее, влиянием, впитанным с рождения, частью бэкграунда, нежели современником, с которым артисты стремились бы проводить прямые сравнения.
 
Следовательно, когда мы принимаемся за поиски Али в рэпе, вместо непрерывной цепочки аллюзий мы обнаруживаем его имя в рэп-лирике в виде метафор: через музыку транслируется дух того, о чём он говорил и что он имел в виду.
 
Али упоминается в песне "Rapper’s Delight" группы Sugarhill Gang – первом хип-хоп хите (и, возможно, вообще первой хип-хоп записи, хотя би-сайд группы The Fatback Band и опровергает это мнение, поскольку был издан несколькими неделями ранее тем же летом 1979 года), однако его подлинное влияние начинается десятилетием позже, по мере того как эта музыка становилась более зрелой, а политическое и расовое сознание проникало в её культуру. 
 
Возникновение бренда черного национализма в мире хип-хопа, а также растущая поддержка "Нации ислама" среди рэперов в конце 1980-х годов являются областями, в которых чувствуется присутствие Али – хоть и без прямого указания.
 
Али вступил в "Нацию" в 1964 году, и его принадлежность к ней помогла организации приобрести известность в Штатах. Чак Ди из группы Public Enemy (родился в 1960 году) рассказал LA Times, что Али, герой его детства, был "одним из первых чёрных, кто пришёл и высказал своё мнение". То, что группа Чака, как и череда других рэперов в тот же период, последовала за Али в "Нацию ислама", не должно удивлять. Идеалы этого движения по воссозданию чёрных сообществ посредством растущей самодисциплины, отказа от наркотиков и алкоголя, стремление бороться с расизмом доминирующего белого общества за счёт чёрного национализма и призыв к собственному усилению соединились в мощное варево, становясь важным обращением к политизированной чёрной молодёжи, чьё взросление пришлось на время распространения крэка и рейганомики. 
 
Даже вне своих политических и религиозных воззрений Али был эталоном для рэперов, которые обращались к его личности и к словесному остроумию, пытаясь воссоздать их в разгар баттла. Находятся и те, кто утверждает, что Чемпион был первым рэпером – оскорбительные рифмованные куплеты были его излюбленным предматчевым оружием, а весёлое презрение, которое он выказывал своим оппонентам, придавало пресс-конференциям дух хвастливого сольного выступления. По крайней мере, один проницательный комментатор утверждал, что победа боксёра над Сонни Листоном в 1964 году ознаменовала собой начало хип-хопа.
 
"Я предсказываю расчленение мистера Листона / Я ударю его так сильно, что он будет гадать, куда подевались октябрь и ноябрь", "Я повредил камень, госпитализировал кирпич / Я столь силён, что делаю лекарство больным" ("I predict Mr. Liston’s dismemberment / I’ll hit him so hard he’ll wonder where October and November went", "I injured a stone, hospitalised a brick / I’m so mean I make medicine sick") – на создание таких боевых кричалок у рэперов уходят годы тренировок. Дайте Али микрофон, и он проделает в сопернике новое отверстие, не используя при этом ничего, кроме своего острого ума, чувства юмора и неукротимого чванства, которое идёт не только от осознания собственного таланта, но и от понимания того, в каких местах противник наиболее уязвим для его словесных нападок. Столь мощный архетип подталкивает рэперов к тому, чтобы "надеть перчатки".
 
Тем не менее, в рэперах, которые последовали его примеру, мы видим также спокойное достоинство, бережное и аккуратное отношение к значимости собственных искренних поступков. Каждый раз, когда эмси берёт микрофон, чтобы высказаться о самом себе, о своём искусстве, расе, социальном положении или несправедливостях, и делает это с достоинством, чёткой целью и осознанием не только собственной вовлечённости в процесс, но и роли тех, кто был до него и кто помог соорудить ту площадку, с которой он может говорить – в этих случаях, будь его имя упомянуто или нет, мы слышим отголоски Али.

 
Рэп о Величайшем: пять куплетов, чествующих Али

"I’m 6ft one and I’m tons of fun and I dress to a T
You see I got more clothes than Muhammad Ali and I dress so viciously"
Sugarhill Gang "Rapper’s Delight" (1979)
 
"I rope-a-dope the evil with righteous bobbin’ and weavin’
And let the good get even"
Public Enemy "Welcome to the Terrordome" (1989)
 
"Just like Muhammad Ali – they called him Cassius
Watch me bash this beat like a skull"
LL Cool J "Mama Said Knock You Out" (1990)
 
"Style jumped off in Killa Hill-a
I was the thriller in the Ali-Frazier Manila"
Wu-Tang Clan "7th Chamber" (1993)
 
"The man’s got a God complex, but take the text and change the picture
Watch Muhammad play the messenger like holy Muslim scriptures
Take orders from only God; only war when it’s Jihad 
See, Ali appears in Zaire to reconnect 400 years
But we the people, dark but equal, give love to such things –
To the man who made the fam remember when we was kings"
The Fugees "Rumble in the Jungle" (1997)

 
Перевод и адаптация: Александр Ашбель

 
Оригинал статьи:

К остальным статьям
http://studiohelloworld.ru/Фотографы

Разработка сайта: WebZenith
Design by Kate



Наши партнёры  
Свердловская филармонияEverJazz