Black Music Promo  
Блэк Мьюзик Промо
LifeFacesCulturePaparazziReleasesSupportFriend linksAbout
 
Сегодня 06 марта
суббота

Национальный музей афроамериканской истории и культуры. Stories that matter

    
 

Полторы недели назад свои двери открыл первый в США Национальный музей афроамериканской истории и культуры (NMAAHC). Мы со своей колокольни можем лишь отдалённо представить, какое значение это событие имеет для жизни той страны, что за последние полтора века непрерывно пересматривала межрасовые и межнациональные отношения – и продолжает это делать, порой ценой пролитой крови.

Проект, первая концепция которого появилась в далёком 1915 году, готовился на базе Смитсоновского института с декабря 2003 года. Процесс сбора экспонатов и строительства музейного комплекса сопровождался всесторонней поддержкой со стороны деятелей культуры, политики и бизнеса. В 2007 году NMAAHC стал первым музеем, сайт которого был запущен ещё до официального открытия собственного здания и постоянной экспозиции. Наконец, 24 сентября в Вашингтоне прошла торжественная церемония открытия Национального музея афроамериканской истории и культуры, сопровождавшаяся целым рядом специальных культурных мероприятий и статусных выступлений, включая, естественно, и президентский визит Барака Обамы.

О том, как многовековая история афроамериканцев получила своё достойное отражение в уникальном музейном проекте, а также о самых его значимых экспонатах – в нашем переводном интервью. На русском языке статья публикуется впервые.





Не так-то просто охватить историю целой расы людей, принадлежащих разным культурам, с разными языками и верованиями, и вынужденных создавать свою новую культуру и общность на чужбине в жестоких условиях рабства. Но Национальный музей афроамериканской истории и культуры взял на себя эту задачу и ушёл в неё с головой.

Несмотря на то, что наверняка найдутся люди, недовольные результатом, важно помнить, что это лишь начало. Этот исторический музей, в котором массовые аресты и жестокость со стороны полиции намеренно увязаны с рабством, включает в себя такие экспонаты, как Akai MPC покойного продюсера Джей Диллы, и начинает отсчёт обширной истории афроамериканцев за 200 лет до того, как они были насильственно доставлены к американским берегам.
 
Сопутствующая музею книга под названием "Мечтай о новом мире" предлагает более обстоятельный свод рассказов и историй, дополняющих экспозицию. Множество авторов и учёных, включая Фару Жасмин Гриффин, Уильяма К. Роудена и Элейн Николс, внесли свой вклад в историю и в написание материалов для книги, предлагая многим невоспетым героям и нерассказанным сюжетам их новое место в истории.
 
Заместитель директора музея Киншаса Холман Конвилл поговорила с журналистом издания The Root Эрикой Блаунт Дануа о книге "Мечтай о новом мире" и о создании музея, который открыл свои двери для публики в субботу, 24 сентября.




 
Это огромная задача – охватить такого рода исторический пласт. Как вам удалось обобщить эту информацию и организовать её?
 
Оглядываясь назад, я с ещё большим уважением отношусь к этому процессу. У нас была великолепная группа учёных, научный консультативный комитет под председательством великого Джона Хоупа Франклина. Мы дискутировали  на тему того, как воспринимать тему порабощения, какое место в нашей истории должна занимать эта специфическая форма общественного устройства. Некоторые представители общественности были категорически против рабства, а другие считали его чем-то в порядке вещей. В результате многочасовых дискуссий мы выявили квинтэссенцию этих рассуждений.
 
Кроме того, мы с коллегами посетили кампусы таких университетов, как Йельский, Говардский и Брауновский. К тому времени у нас уже было кураторское присутствие и штат специалистов со всей страны, имеющих опыт работы в области истории искусства и американской истории XIX века. Прямо здесь, в Смитсоновском институте, у нас были потрясающие коллеги в таких местах, как Национальный музей американской истории, в котором долгие годы работал наш директор Лонни Банч.
 
Мы задались вопросом, как люди получают знания в XXI столетии и как у них происходит процесс обучения в музее? Мы провели бесчисленное количество бесед, и наша собственная точка зрения проявилась в общих чертах относительно того, что мы планировали делать и то, что вы видите в книге. Это три направления: история, сообщество и культура.

 
Есть ли что-нибудь, что вы решили делать по-другому – не так, это делают в обычных музеях, с точки зрения интерактивности?
 
Когда мы смотрим на такие разные вещи, как шаль Гарриет Табмен или ж/д вагон времён законов Джима Кроу, они сообщают нам многое о рабстве, аболиционизме и сегрегации. Фильм об "Анголе" (тюрьма штата Луизиана – прим. перев.) – мы не собираемся говорить вам о том, что следует думать о системе наказаний в США, но когда вы увидите этот фильм, вам сложно будет сдержать те сильные чувства, что связаны с влиянием эпохи рабства на массовые аресты, в основном мужчин-афроамериканцев.
 
Мы пытаемся создать диалог с нашей аудиторией, используя различные объекты, мультимедийные и интерактивные технологии, чтобы помочь глубже погрузиться в историческое повествование и повествование о современности. В некоторых частях экспозиции вам нужно самому рассказать свою историю, добавить свою историю. Это обеспечивает непрерывность повествования.



 
Когда вы говорите "рассказать свою историю", это похоже на некую секцию изустной истории, где нужно записывать свои рассказы.
 
Это у нас тоже есть, с точки зрения формальной устной истории, но есть также более неформальные способы добавить вашу собственную историю. Она может быть записана в наших галереях. Есть также способы поделиться своими воспоминаниями и мыслями через мобильные приложения, которые мы разрабатываем и тестируем. Мы изучаем виртуальную реальность.
 
У нас также есть более официальные изустные истории, которые являются частью музейного актива. Они исходят от движения за гражданские права – например, от судьи Роберта Картера, одного из коллег Тергуда Маршалла, или от семьи покойного Ральфа Абернати. Многие имена из этого списка люди прежде никогда не слышали.
 
Милдред Бонд Роксборо, работавшая с Медгаром Эверсом по подсчёту голосов избирателей, рассказывает необыкновенные истории о путешествии с ним через просёлочные дороги Миссисипи: когда после долгого дня в пути она разулась в машине и, почувствовав на полу что-то холодное, поняла, что это был дробовик. Горько осознавать, что им нужна была такого рода защита – но, проматывая события вперёд, как вы знаете, Медгар Эверс был застрелен на подъездной дороге в Миссисипи именно из-за своей деятельности.

 
Какие из тех артефактов, что вы собрали, можно выделить особо?
 
В Чикаго мы получили брошь Мадам Си Джей Уокер, из числа тех, что она давала своим лучшим продавцам. По счастью, мы получили множество пожертвований, включая коллекцию из музея чёрной моды в Нью-Йорке и предметы, которые нам передала семья аболициониста Уильяма Ллойда Гаррисона. Свой "Кадиллак" и другие артефакты Чак Берри передал нам лично.
 
Шаль Гарриет Табмен, псалтырь, который она носила с собой, нож и вилка, которыми она пользовалась. Есть фотографии с её похорон. Вы могли видеть изображения шали, в которую Табмен заворачивалась, но когда видишь этот предмет своими глазами, по коже идут мурашки.

 
Как история и рассказы из книги связаны с современностью?
 
У нас есть самая настоящая святыня – гроб Эмметта Тилла, экспонат пугающий и западающий в память. Можете поразмышлять на тему того, как люди сравнивают убийство этого мальчика с Тамиром Райсом и другими афроамериканцами, чьи жизни были отняты. В данный исторический момент люди оглядываются назад, исследуя истоки активизма. У молодых активистов движения за гражданские права и молодых активистов современного движения схожее отношение, схожее бесстрашие в отстаивании своей позиции перед властью.



 
Как вы получили этот гроб?
 
От семьи мальчика. Помните тот страшный скандал, связанный с кладбищем, на котором был похоронен Эмметт? Тогда выяснилось, что какие-то работники раскопали могилы и перепродали участок. В рамках расследования обнаружили, что одним из гробов, сохранившихся в ужасном состоянии, был гроб Эмметта Тилла.
 
В случае, когда человеческие останки эксгумированы, правила не позволяют хоронить их повторно в том же гробу. Это было одним из наиболее сложных решений, потому что мы не хотели повторения того бесчестия, через которое пришлось пройти семье, когда могила была раскопана. Один из наших коллег предложил эту необыкновенную программу, воссоздающей похороны в условиях той самой церкви, в которой Эмметт был погребён. Это своеобразное воспоминание о его семье и общине, но уже в стенах Смитсоновского института.
 
Это очень личная и скромно оформленная часть музейной экспозиции. Мы не хотим делать из неё сенсацию. Это тяжёлое зрелище, потому что его сопровождают печально известные фотографии, впоследствии опубликованные в журнале Jet – мисс Тилл-Мобли заявляла о желании похоронить сына в открытом гробу, чтобы люди могли увидеть, что с ним сделали.
 
 
Интервью опубликовано в веб-издании The Root 24 сентября 2016 года.

Перевод и адаптация: Александр Ашбель

Фото: Дуглас Ремли, Смитсоновский институт (https://nmaahc.si.edu)

К остальным статьям
http://studiohelloworld.ru/Фотографы

Разработка сайта: WebZenith
Design by Kate



Наши партнёры  
Свердловская филармонияEverJazz