Black Music Promo  
Блэк Мьюзик Промо
LifeFacesCulturePaparazziReleasesSupportFriend linksAbout
 
Сегодня 04 марта
четверг

И грянула тихая буря (часть 3)

    
 

(окончание; начало статьи – здесь, продолжение – здесь)

 

Насколько легка, настолько же и бесполезна попытка противопоставить мятежную городскую молодёжную рэп-культуру пригородному музыкальному формату Quiet Storm. Да, рэп взял верх ровно в тот момент, когда Quiet Storm достиг своего пика. Но альтернативная история чёрной поп-культуры 80-х, сосредоточенной на создании музыки хорошего настроения и ведомой Мелвином Линдзи, а также его последователями, демонстрирует безупречные образцы соула своего времени – созданные под началом двух легендарных поп-продюсеров.

Куинси Джонс, который в начале 80-х был близок ко всему, что происходило в индустрии звукозаписи, наткнулся на демо-запись песни Барри Манна и Синтии Вайль "Just Once", сделанной сессионным певцом Джеймсом Ингрэмом. Джонс заново аранжировал и перекроил эту версию, после чего сделал её главным украшением своего мультиплатинового альбома "The Dude". Аккуратные изменения в припеве, которые сделал Джонс, уравновесили хриплую манеру Ингрэма совершенно киношным уровнем любовной тоски – хоть это и Диснейленд-соул, но сделан он идеально.



В неправильных руках этот стиль мог бы обернуться сентиментальной чепухой, однако бесчисленные вокалисты из когорты Quiet Storm продемонстрировали своё умение оставаться в рамках вкуса и создавать эффектные поп-хиты. Срывающая овации "Suddenly" Билли Оушена, оставляющая неизгладимое впечатление "Through the Fire" Чаки Хан, монументальная "Saving All My Love for You" Уитни Хьюстон, "Hello" Лайонела Ричи и "Overjoyed" Стиви Уандера – все они показали впечатляющий баланс между романтическим величием и излишней сентиментальностью.

В 1981 году Джонс свёл Ингрэма со своей давней протеже Патти Остин для записи томного дуэта "Baby, Come to Me", сочинённого коллегой Джонса, клавишником группы Heatwave Родом Темпертоном. В равной степени мягкая и развязная, с соблазняющим рыком Ингрэма и мурлыканьем Остин, "Baby" стала платоническим идеалом медленной романтичной музыки 80-х, звуковой иллюстрацией обложки альбома Остин, на которой та смотрит сквозь светящиеся неоном жалюзи.

Темпертон и Джонс приложили руку к ещё одному релизу, снискавшему шумный успех. Хотя "Thriller" Майкла Джексона известен в первую очередь не своими медленными романтическими номерами, "Baby Be Mine" и "The Lady in My Life" нашли свой путь к плейлистам радиостанций в формате Quiet Storm. Это же можно сказать о насыщенной пульсирующими синтезаторами "Human Nature". Через своего соавтора, основателя группы Toto Стива Поркаро, песня делает отсылку к часто высмеиваемому белому "кузену" стиля Quiet Storm под названием adult contemporary.

DeBarge bandВ 1975 году Джексон перешёл с Motown Records на Epic. Хотя лейбл, который Берри Горди создал за 20 лет до этого (поддавшись уговорам Смоки Робинсона), не справился с работой в 80-е, его сумеречные годы сопровождались такими хитами, как прилипчивый дуэт Рика Джеймса и Тины Мэри "Fire and Desire", а также фривольный сингл "All This Love" (1983) из топ-20 от группы DeBarge, заявленной как "новые Jackson 5". Лучший сингл "Мотауна" в восьмидесятые, "Love" была вкрадчивой песней с хронометражом под шесть минут (включая соло на испанской гитаре!). Она построена на высоком теноре продюсера и фронтмена группы, Эла Дебаржа. Если вы ищете то, чем вдохновлялся Джастин Тимберлейк в период своего взлёта, начинайте свои поиски здесь.

"В середине 1980-х, прежде чем хип-хоп и R&B стали необъяснимо схожими", – писал Джесс Харвелл в 2010 году для Pitchfork, – "лондонский проект Sade помог сформировать эпоху Quiet Storm – времена, когда мягкий грув, адресованный взрослым слушателям, по-прежнему был частью мейнстрима. В 2010 году группа Sade кажется совершенно уникальной". 

Бесспорно уникальной, но не такой уж неуместной. "Soldier of Love", первый после "Lovers Rock" (2000) альбом британской группы, дебютировал на первом месте в альбомном чарте "Биллборда" с тиражом 502 тысяч экземпляров. Для сравнения: это случилось менее чем через год после того, как нео-соул крунер Максвелл добился того же результата с диском "BLACKsummers'night", и за полтора года до того, как преемница традиций Quiet Storm Джилл Скотт сместила группу Bon Iver с вершины хит-парада своим альбомом "The Light of the Sun".

В первую очередь "Soldier of Love" продемонстрировал, насколько последовательны были Шаде Аду и её группа. Они продолжили примерно с того же места, с которого началась их дебютная работа 1984 года "Diamond Life". Когда тот альбом штурмовал поп-чарты, Чарльз Шаар Мюррей из Rolling Stone мог противопоставить "спокойную сдержанность" и "утончённость, построенную на абсолютной простоте" разве что кричащему нео-романтизму проектов Duran Duran, Culture Club, Spandau Ballet и Wham!

Это сравнение вполне резонно основывалось на классовых связях Великобритании, но для многих радиослушателей в США аналогии были куда более нишевыми: Анита Бейкер, Atlantic Starr, Klymaxx, Стефани Миллс. Самба-грув хитового сингла "Smooth Operator" послужил фоном для истории сладкоголосой Аду о вездесущем и неотразимом соблазнителе женщин. В то время как Бейкер и Вандросс делали соул для пригородов, Sade создали невероятно привлекательный набор картинок для быстрорастущего класса бизнес-путешественников – и восхитительную фоновую поп-музыку для миллионов.



SadeПервые четыре альбома Sade попали в топ-10 "Биллборда". Эта череда завершилась диском 1992 года "Love Deluxe" и лучшим синглом группы "No Ordinary Love". Диджеи, игравшие Quiet Storm, в 90-е и последующие годы ответили на вызов хип-хопа включением неформатной поп-музыки во всё большее число гибридных стилей и форм – и на протяжении десятилетия подогревали интерес к ряду новых феноменов "ретронуэво". 

Певец, автор и продюсер Кеннет "Бебифейс" Эдмондс подхватил направление, заданное Смоки Робинсоном. Его романтичный трек 1993 года "Whip Appeal" попал под возрастное ограничение PG-13, которое относилось к старшеклассникам и их родителям. Принадлежавший ему и Л.А. Риду лейбл LaFace стал одной из главных опор зарождавшегося стиля "нью-джек-свинг", придуманного Тедди Райли (проект Guy, Кит Суэт, Джонни Джилл), но самым главным артистом лейбла в его первые годы была Тони Брэкстон – прямой продолжатель дела Аниты Бейкер. 

Однако с наступлением эпохи Клинтона формату Quiet Storm предстояло двигаться дальше без своего основателя. Мелвин Линдзи умер от СПИДа в марте 1992 года в возрасте 36 лет. Хотя он уже давно покинул свою первую радиостанцию (сперва он устроился на WKYS в Вашингтоне, а затем вёл собственное шоу на телеканале BET) свою последнюю трансляцию он провёл на WHUR, принимая звонки на больничной койке. "Поскольку там для него всё началось, он хотел, чтобы там всё и закончилось", – рассказала газете The Washington Post его подруга и наставник Кэти Хьюз. – "Это было завершением цикла".

Житель Вашингтона вскоре написал редактору газеты письмо, в котором подчёркивал степень того влияния, которое оказал Линдзи. "В мои трудные дни он был рядом со своей музыкой – я уверен, что так было и с тысячами других слушателей. Его успокаивающего присутствия на радиоволнах и его совершенного программирования будет очень сильно не хватать. В 1985 году, когда мой партнёр был болен СПИДом, именно программа Мелвина Линдзи, начинавшаяся в семь вечера с той самой темы Смоки Робинсона, помогала нам справляться с собственной тихой бурей. С каким нетерпением мы ждали эфира! Это было то редкое время, когда мы могли просто расслабиться и внимать той красоте, какую могла дать только музыка от Мелвина".


 

Tim Meadows as Chris GarnettВ 1996 году комик Тим Медоуз в эфире шоу Saturday Night Live сыграл сценку, в которой изобразил Криса "Шампанское" Гарнетта – радиодиджея с бархатным голосом, призывающего слушателей "схватить свою даму, прижать её покрепче и дать ей знать, что пришло время для любовных утех". Директор станции в исполнении Билла Пуллмана заходит и увольняет Гарнетта за отказ внести изменения в плейлисты. При этом даже когда Гарнетт сердито заявляет своему начальнику: "Поцелуй меня в задницу", после чего угрожает убить, его голос не меняется, оставаясь таким же безмятежным и неторопливым, что и в эфире. По мере того, как он всё больше и больше злится, его голос всё больше смешивается с балладой "Cherish" группы Kool & the Gang – совсем как в истории Брайана Ино о каплях дождя и звуках арфы. Это, разумеется, неотъемлемая часть наследия Мелвина Линдзи и культуры Quiet Storm – сверхъестественно спокойная чёрная музыка, причудливое воплощение психографической матрицы, в которой плейлисты специально подбираются для создания безмятежного настроения.

В течение последних двух десятилетий формат Quiet Storm был довольно устойчивым, хоть и подтягивал к себе новинки R&B и соула для поддержания плейлистов в актуальном состоянии. Впрочем, так бывало не всегда – часто программы посвящали чему-то "старенькому", цепляясь за конкретный исторический момент, впитывая в себя "наследие" тех времён и игнорируюя новинки. Сегодня же при прослушивании добротного плейлиста в формате Quiet Storm (например, в программе "Original Quiet Storm" на радио WHUR каждый вечер с 19:30 до полуночи) наряду с классиками 70-х и 80-х годов вы услышите Бебифейса, Энтони Хэмилтона, Guy, Максвелла, Тони Брэкстон, Рафаэля Саадика, Джилл Скотт, Рахима ДеВона и Эрику Баду. Можно утверждать, что соул в формате Quiet Storm переживает в каком-то смысле возрождение, ведь даже наш президент (Обама – прим. переводчика) склонен ностальгировать по Элу Грину во время выступлений и зачитывать новости в темпе соул-баллад.

Несмотря на то, что радио как СМИ в течение последних нескольких десятилетий претерпело значительные изменения, специфика эфира по-прежнему делает его самым персонализированным развлечением. Мы по-прежнему называем его средством массовой информации, хоть это и неправильно, ведь обычно мы слушаем его в одиночку, ну или в совсем небольшой компании. Миллионам людей радиосигнал дарит как чувство близости с бестелесными голосами ведущих, так и ощущение воображаемого родства на расстоянии с другими слушателями. Однако, как и другие СМИ, радио имеет и другой эффект – это прибор на кухонном столе, обеспечивающий звуковой фон на время готовки или для создания романтического настроения.

Крунинг развивался как эстетическая реакция на технические возможности электромикрофона, "Война громкости" возникла как следствие цифровых методов мастеринга, а вот "Тихая буря" (Quiet Storm) появилась благодаря кристально чистому FM-сигналу и повышению качества домашних аудиосистем. По своей сути, радиосигналы – это и есть та самая "тихая буря", о которой пел Смоки: "Источник энергии нежной силы, генерируй и излучай, включай меня, заводи меня".

 

Перевод Александр Ашбель, Диана Гонсалес


К остальным статьям
http://studiohelloworld.ru/Фотографы

Разработка сайта: WebZenith
Design by Kate



Наши партнёры  
Свердловская филармонияEverJazz