Black Music Promo  
Блэк Мьюзик Промо
LifeFacesCulturePaparazziReleasesSupportFriend linksAbout
 
Сегодня 08 июля
среда

Не для славы, а для культуры (Интервью с Фиделем)

    
 

Единственная екатеринбургская фанк-группа Funky Bizness Gang недавно выпустила блистательный дебютный альбом "Funk 2.0". КУЛЬТУРМУЛЬТУР пообщался с лидером группы Александром Ашбелем.


Александр Ашбель. Сценическое имя – Фидель. Руководитель группы Funky Bizness Gang. Создатель, организатор, автор всех песен, в том числе и текстов, гитарист и бэк-вокалист. Высокий, худощавый, улыбчивый, на кубинского команданте внешне не сильно похож (не столь густа борода, да и дымящейся сигары не хватает), а на человека, живущего музыкой, – очень. Так и оказалось, и, подобно другим музыкантам, о своем деле Александр рассказал с настоящей страстью – так что без долгих вступлений дадим ему слово.


– Поведай читателям историю Funky Bizness Gang.

– Первые лет десять своей жизни на сцене я играл на гитаре в рок-группах Екатеринбурга и в 2006 году по ряду обстоятельств решил уйти из группы "Мохнатые ракеты". На тот момент у меня уже давно назревало желание создать фанковую группу, но фанковая группа – это нечто большее, чем просто ударные, бас, гитара и вокал. Нужен больший инструментарий, нужно больше людей. Мне это сначала казалось сложным и нереализуемым, но потом я пораскинул мозгами, решил собрать для начала маленький круг единомышленников. Я позвал клавишника, басиста, диджея, барабанщика, мы начали джемовать и спустя какое-то время даже сделали первый концерт в "Да-Баре". Сначала все было смешно – я ведь хотел заниматься всем этим по бизнесу, раз уж так назвались. В мае я придумал группу и решил, что в сентябре должны быть сольные концерты. Скажем так, следующие года четыре мы собирали состав. Менялись барабанщики, клавишники, появился вокалист – сначала один, потом другой – и все это время не очень правильно было говорить, что мы состоялись, что готовы к чему-то. Тестировались, развивались. Так что хоть фанк и хотелось играть, но получилось это только спустя годы. Все это обрастало людьми, идеями, звучанием, и последние несколько лет группа в таком режиме и существует – постоянно изменяясь, дополняя, улучшая свое звучание.


– Как записывался дебютный альбом?

Если по-хорошему, то наша первая запись была в 2007 году. Мы ее успешно провалили, потому что сами не были к ней готовы. Эта демка из трех песен все еще гуляет где-то в Интернете и ужасает нас самих. После нее мы какое-то время набирались опыта, а затем пошли записываться к Саше Старцеву в студию AVMusic. К великому сожалению, эту студию затопило водой, погибло все, потонули дорогущие гитары, аппаратура, и студия как таковая перестала существовать. Соответственно, весь наш проект тоже потонул. После этого мы пошли на студию к Александру Новикову, все там записали и начали переносить проект на другой компьютер. Все посыпалось. Спустя какое-то время, уже с четвертой попытки, благодаря уже собственным возможностям, мы пришли со своим оборудованием на студию Tutti Records, записали там все звуки и дальше свели в своем компьютере все от начала до конца. То есть вся эта история продолжается уже четыре с половиной года.


– Расскажи, в чем смысл названия, как связаны фанк и бизнес?

– Сначала группа называлась просто Funky Bizness – в честь книги "Бизнес в стиле фанк". Это экономическое руководство, но оно написано очень человечным языком и в принципе применимо ко всей философии web 2.0 – это сотрудничество, обмен знаниями, правильная сегментация, идеи вместо каких-то шаблонов. В общем, книга меня вдохновила, а коллега подкинул идею назвать так группу. Мне понравилось, а слово "gang" появилось позже, чтобы обозначить всю эту ораву людей: сейчас нас уже 12, а "gang" – это "свора" по-английски. Ну и сочетание слов хорошее получается. Название альбома "Funk 2.0" также связано с Интернетом поколения web 2.0, где знания создаются совместно, где все на все влияет. Я тут недавно прикидывал, сколько на самом деле было поколений фанка, – насчитал не меньше восьми. И наша задача как новых фанкеров состоит в том, чтобы показать: каким бы фанк ни был, он все равно остается фанком по настроению. Мы берем различные веяния, звучания, соединяем их, приносим свое. Наш фанк – новый, открытый.


– В чем заключается новизна вашего фанка?

– В том, что мы представляем именно свое видение. Мы очень надеемся на то, что человек, который послушает "Funk 2.0" и который хотя бы примерно знает, что такое фанк и его историю, скажет: да, у этих ребят есть свой почерк. У каждого значимого артиста в этом жанре был свой стиль, помимо фанка как такового есть фанк Джеймса Брауна, фанк Kool & The Gang, даже фанк Red Hot Chilli Peppers – много разных. Надеюсь, что за шесть лет и мы сформировали свой собственный стиль.


– Трудно ли руководить таким большим коллективом?

– Трудно, это настоящая орава. Но можно – если это твои друзья. Я представляю себе, как руководят оравами лидеры биг-бэндов, им в некотором роде проще: у них все люди наемные, они получают зарплату, у них даже есть трудовая книжка. Каждый день такие музыканты ходят на работу репетировать и выступать. Но они могут быть недружны между собой, это не входит в их обязанности. Когда я собирал музыкантов, мне было очень важно, чтобы была какая-то химия между людьми. Я чувствую, что у нас в группе все дружны, и это помогает организационно. Например, если мы едем в другой город и организаторы не помогают с жд-билетами, мы все падаем в машины и едем.


– Часто получается репетировать?

– Всегда по-разному. Ритм репетиций я сам задаю, в зависимости от задач. Иногда мы делаем перерывы на неделю или две, иногда репетируем по три раза. Но в среднем это два раза в неделю. Основу программы мы уже составили, звучание – у нас в руках, поэтому если скоро какой-то концерт, то мы повторяем материал, и двух репетиций достаточно, чтобы войти в форму. Песни мы запускаем не так часто, как другие группы, – одну в 2-3 месяца.


– Как ты пришел к тому, что хочешь играть фанк?

– Я долго был продавцом в музыкальном магазине. Мой товарищ занимался там поставками различной музыки, и я в течение трех лет услышал очень много нового для себя. И, хоть на тот момент я уже был меломаном, считал себя образованным, я тогда узнал просто десятки тонн новой музыки, в том числе и фанка, и соула, и старого грува 60-70-х годов. И когда я все это прослушал, я почувствовал – ты знаешь, это звучит пафосно, но я почувствовал, что я дома. Разная музыка меня радует, что-то может доставлять мне приятный дискомфорт, что-то может меня удивлять, разные впечатления от музыки, но когда я слушаю этот правильный черный грув, который был создан на основе фанка, я чувствую, что это – мое. Когда это чувство приходит, все встает на свои места: чем заниматься, что играть.


– Не бывает тесно в рамках выбранного стиля?

– Мне тесно, когда все монотонно. Есть такие две крайности: когда ты играешь все и когда зацикливаешься на чем-то одном. На нашем диске в рамках заданной стилистики песни очень разные. Мне было бы скучно стилизовать все под одну гребенку. В невошедших песнях есть свои эксперименты. В запись не вошло около 20 песен. Мы реализовывались и в афробите, и в каких-то совсем балладных вещах, и даже в роке.


– Твои музыкальные кумиры?

– Стиви Уандер. Стиви Уандер, Джеймс Браун, Фредди Меркьюри, Роберт Фрипп, Боб Марли, "Битлз", Джимми Пейдж. Много-много-много. В каждом жанре найдется человек или ансамбль, который мне очень нравится. С ходу, не раздумывая, я назвал Стиви Уандера, потому что он для меня – икона, образец для подражания. Слава Богу, он еще жив – один из последних в том поколении.


– Что ты хочешь донести своей музыкой до слушателя?

– Я убежден, что музыка никакого смысла в себе не несет. На уроках музыки в школе постоянно говорили: тут автор изобразил томление души, а тут – еще что-то. Меня это бесит, мне всегда это было непонятно. Разве что если какой-нибудь саксофон не рычит как волк и песня называется "Волк", и тут все понятно. А так музыка сама по себе является самодостаточным языком. Мне бы очень хотелось, чтобы людям передавалось настроение, которое я чувствую, когда сочиняю эту музыку. Вот это замыленное, убитое слово "позитив", эта энергия, спонтанность, ритм – вот это я транслирую. Надеюсь, что эта музыка достаточно радостная. На уроке музыки сказали бы: "Эта музыка обозначает радость".


– Как пишутся тексты?

– Пишу сразу на английском языке. Раньше я к текстам относился более технически – чтобы были рифмы, хорошие обороты, сбалансированность, адекватность. Но недавно я для себя обнаружил, что в эти слова, оказывается, я вкладываю свою жизнь, свои переживания. Пишу о себе. Больше половины песен на альбоме – про мою жизнь, про проблемы, депрессии, отношения, любимое дело, перемены в жизни.


– Заканчивал какие-нибудь специальные школы с углубленным изучением английского?

– Нет, я ничего не заканчивал, просто слушал много музыки. Как Кузьмин в свое время говорил: "Я выучил английский по "Битлз". Так же и я: на "Битлз", на Меркьюри, на Кобейне – на нем я выучил плохой английский, который тоже можно успешно применять. Был большой период ученичества, когда я в школе играл на гитаре и придумал порядка 100 песен на английском языке. Было много плагиата, но тем не менее руку я набил. Наш друг, американец Крис Хантли, который участвует на первом треке альбома – изображает радиодиджея. Во время записи он похвалил мои тексты, говорит: все правильно, все хорошо. Если похвалил носитель языка, мне этого достаточно.


– А музыкальное образование имеешь?

– Музыкального образования у меня нет. Мой папа был профессиональным музыкантом. Когда я подрос и уже какое-то время тренькал на гитаре, я стал его расспрашивать о том, как устроена музыка, и он – спасибо ему большое – понятным мне языком изложил музыкальные основы. Плюс – люди, которые помогали мне осваивать гитару, многое подсказывали. Ну и мой любимый гитарист Джимми Пейдж, в плане гитары он – номер 1 для меня, хоть я и другую музыку играю. Но многое по гитаре я понял, когда начал "снимать" Led Zeppelin. Это важнейшая школа, то, что лингвисты называют аудированием, – как ты воспринимаешь музыку на слух. Песни я придумываю, передвигаясь по городу, а не сидя за инструментом. Если я смог что-то представить и запомнить, то, скорее всего, это смогут представить и другие люди.


– Расскажи о прошедших и предстоящих гастролях.

– У нас умеренная гастрольная география, которую мы хотим расширить в связи с выходом альбома. Раньше была проблема: звонишь организаторам, говоришь: "Здравствуйте, мы группа из Екатеринбурга, играем фанк", организаторы отвечают: "Отлично, а где вас послушать?", а ты так вздыхаешь, а про себя думаешь: "Показать нечего". Дальше уже помогают личные знакомства. С их помощью мы играли в Москве, Челябинске, Магнитогорске, Перми. Сейчас будет гораздо проще – достаточно кинуть одну ссылку людям, где уже и музыка, и видео, и технический райдер. Надеюсь, доедем и до Питера – столицы фанка в России. И в средней полосе хотим побывать, много где. К счастью, везде есть любители фанка.


– Есть ли в Екатеринбурге сцена фанка?

– Пока нет. На примере многих городов я убеждаюсь, что люди могут сделать локальное комьюнити на основе какого-то стиля, и поэтому не хочу уезжать из Екатеринбурга – хочу, чтобы здесь все поднялось. На данный момент мы единственные вживую играем фанк в нашем городе. Уже было несколько коллективов, были Вова Демьянов и Лиза Рыбалко с группой Funkmafia, но они натуры неуемные и надолго на фанке не задержались, разошлись по другим проектам. Периодически всплывают разные проекты: наш басист иногда собирает кавер-группу Funkillaz для единичных выступлений, есть проект The Ginger, они играют фанк-рок а-ля RHCP, их гитарист хорошо фанкует, но их интересует именно рок. Но в целом фанк в последнее время у нас живет, скорее, как диджейская и бибойская культура, и, когда мы появились, мы привлекли как тех, так и других. Есть движуха, которую я почти единолично веду, – называется Black Music Promotion, это мини-портал для любителей черной музыки в Екатеринбурге. Но семьи фанка у нас нет, и я хочу, чтобы наш альбом "Funk 2.0" стал началом этого, показал, что в Екатеринбурге есть не только такие экспортные в рамках страны проекты, как "Сансара" и Наум Блик, но и, например, Funky Bizness Gang. Будет внимание к группе – легче будет привлечь внимание к фанку. Ведь наверняка есть музыканты, которые у себя по домам терзают гитару, слэпуют на басу, играют оффбит на ударных, и хочется, чтобы они, увидев нашу группу не только в клубе, но и на каком-нибудь большом мероприятии под открытым небом, вдохновились и начали сами создавать собственные проекты. Вот такого рода у меня амбиции. Не для славы, а для культуры.


Альбом можно скачать здесь.
07 марта 2012
Автор: Дмитрий Ханчин, специально для kulturmultur.com

Оригинал статьи – здесь.


К остальным интервью
http://studiohelloworld.ru/Фотографы

Разработка сайта: WebZenith
Design by Kate



Наши партнёры  
Свердловская филармонияEverJazz