Black Music Promo  
Блэк Мьюзик Промо
LifeFacesCulturePaparazziReleasesSupportFriend linksAbout
 
Сегодня 25 ноября
среда

Интервью с легендарным джазовым барабанщиком Билли Кобэмом

    
 

Американский джазовый барабанщик Билли Кобэм – настоящая живая легенда. Его имя по-прежнему, как и сорок лет назад, гораздо проще встретить на концертных афишах, чем в справочниках системы "Кто есть кто в джазе". Вот и для этого интервью, в оригинале опубликованном в журнале "Empire" в 2008 году, повод был самый что ни на есть концертный - Билли принял участие в международном фестивале "Джаз, рождённый в СССР", который проходил в екатеринбургском Театре эстрады.

 

Billy Cobham
Как Вы себе представляете как американец, что такое
русский джаз, в чём его особенность?

 

Русский джаз отражает попытки играть джаз в России. Это всё идёт от того, откуда музыканты родом - в своём обществе они получают представления о том, как играть зарубежную музыку. Так получается особенный взгляд на музыку. Например, возьмите песню "My Funny Valentine". Русские музыканты будут подавать её, основываясь на своих личных знаниях. Они не могут играть её так же, как американцы, потому что они не жили в Америке. Так же и американский музыкант, берущийся играть балладу или песню, написанную русским композитором, никогда не сможет сыграть её так, как это сделает русский - ведь он не жил в России.

 

То есть джазмен, который не жил в Америке, не сможет сыграть "My Funny Valentine" правильно?

 

Нет никакого "правильно" или "неправильно". Если ты правильно играешь написанные ноты – это и есть правильно. Но ваш подход основывается на том, откуда вы родом и как вы учитесь осваивать эту музыку. Когда я играю музыку, я основываюсь на своём опыте, на моей истории, моём прошлом – моём собственном. Мой опыт имеет такое же право на жизнь, что и все остальные.

 

Почему именно джаз, как Вы к нему пришли?

 

То, что я понимаю под джазом – это не джаз, а музыка мира. Дело в том, что в этой музыке столько различных элементов, что мне становится трудно сказать: вот эта конкретная музыкальная концепция и есть джаз. Я говорю так, поскольку часто играю музыку с разными музыкантами, и это может быть латина, классика, африканская музыка или рок. Так что для меня джаз – лишь часть моего мира. Сейчас я играю здесь, в России, потому что не зацикливаюсь на какой-то конкретной части земного шара. Я играю везде, поэтому мне сложно утверждать: "Я играю джаз!". Я пришёл к тому, что является частью глобального подхода к музыке, и так уж выходит, что я импровизирую на этом уровне наравне с тем, что играю простую поп-музыку или фольклор – в любом случае это джаз, он для меня – всё, это часть моей музыкальной жизни.

 

Были ли у Вас какие-то учителя?

 

У меня было масса учителей, и они есть до сих пор. Эти люди, скорее, вдохновляют меня, как например, Луис Беллсон, великий барабанщик, музыкант, композитор… Многие музыканты вдохновляют меня (и не обязательно барабанщики) - Джон Колтрейн, Майлз Дэвис, Чарльз Мингус – вот лишь некоторые. Они и многие-многие другие – вот мои учителя.

 

Почему барабаны? И как Вы считаете: могут ли барабаны рассказывать истории?

 

Я до сих пор гадаю: я выбрал барабаны или они – меня… Я родился в музыкальной семье, и так уж получилось, что меня тянуло к барабанам. Барабаны – это инструмент общения. Также повлиял тот факт, что многие мои друзья и сверстники признавали, что я неплохо играю, и поэтому я стал играть всё больше и больше, поскольку у меня получалось делать что-то особенное.

 

Где для Вас граница между джазом и не-джазом?

 

Её нет.

 

А почему и для чего существует термин "джаз"? Майлз Дэвис сказал, что нет никакого джаза, а есть "чёрная" музыка…

 

Это его мнение. Джаз универсален. Это всего лишь ярлык, созданный специально для масс. Это маркетинг. Это нужно вам, парни, чтобы дать ярлык определённому музыкальному элементу. Ты можешь назвать это классикой, можешь назвать вот так и вот эдак. Можешь назвать так, как тебе нужно. Вот кто-то предложил назвать это джазом – окей, теперь это "джаз"! Если кто-то решит вложить в тебя кучу денег, ты станешь ради этого кем угодно. Я приведу превосходный пример. Последние лет десять или около этого стало популярно использовать термин "гладкий джаз" (smooth jazz), "тихая буря" (quiet storm) – всё в этом роде. Теперь у нас есть награда в номинации "гладкий джаз" и всё такое подобное. Теперь у нас есть величайшие музыканты в стиле "гладкий джаз" - Кенни Джи, Fourplay или что-то в этом роде. Так решили люди, захотевшие прилепить к этой музыке ярлык "джаз", чтобы направить умы людей в определённом направлении. Возьми группу Weather Report – в семидесятых они выпустили хитовый альбом "Heavy Weather". Эта запись очень хорошо продавалась и котировалась в поп-чартах, стала по-настоящему популярной музыкой. Говорили, что эта группа отошла от джаза, поскольку джаз не может быть настолько популярным в массах. Ну и что сделали Weather Report? Они не стали продолжать успех альбома новой поп-пластинкой. Их следующая запись была сделана в абсолютно другой манере, потому что вокруг все сказали: "Это джаз!". Это всё ярлыки, знаки, нужные специалистам, подобным тебе, которые пишут об этом. Джаз в умах тех, кто его играет. За названием «джаз» стоят те, кто играют музыку через своё собственное представление жизни. Вот так.

 

Но когда вы говорите "тихая буря", я представляю себе определённое настроение. Я вспоминаю Смоуки Робинсона, его одноимённую песню… Может, эти названия отражают настроения?

 

Да, и его тоже признавали джазовым музыкантом! Было время, когда Смоуки Робинсон был соул-певцом, верно? А потом он стал джазовым певцом, потому что кто-то из газеты решил, что Смоуки стоит назвать джазовым певцом. И не потому что это так, а потому что тот, кто платит тебе, выписывает тебе чеки, сказал: "Теперь называй его так!". Так что это всё возникло не на пустом месте.

 

А каково ваше мнение о таком музыкальном языке, как хип-хоп?

 

Это необходимое отражение другой стороны нашего общества – это то, с чем предпочитают иметь дело люди в определённом окружении; это специфический музыкальный жанр.

 

Можете ли вы понять и принять эту музыку?

 

Конечно – если она звучит хорошо лично для меня, я приму её. Но есть некоторые вещи, которые я не понимаю и не могу принять, потому что не понимаю.

 

То есть вы не понимаете хип-хоп?

 

Что-то понимаю, что-то – нет. Это моя возможность выбирать, с чем я смогу работать. Я могу с этим жить, но вещи, которых я не знаю, я не смогу понять. Наверняка в хип-хопе есть то, что всем нравится, но я этого не чувствую.

 

Какой период в истории джаза и в вашем творчестве вы считаете наиболее плодотворным?

 

Музыка сейчас.

 

Каждый момент сейчас?

 

Да. Я живу этим. Я не живу прошлым.

 

То есть вы не выделяете вехи вроде джаза 60-х или 70-х?

 

Нет. Это то, что происходило тогда, когда я смотрел на жизнь по-другому. Я имею дело с жизнью прямо сейчас и не оглядываюсь назад, потому что я вижу массу интересных вещей, которые происходят прямо сейчас.

 

Можете ли Вы описать ту точку, в которой вы сейчас находитесь как музыкант, как композитор?

 

Прогрессивная, футуристическая, двигающаяся вперёд. Я смотрю на вещи, которые становятся моими целями, гляжу за горизонт, пытаясь ухватить его. Вот куда я иду. Вот что я делаю.

 

А можете ли вы описать эти настроения в словах?

 

Нет, потому что это моё личное, и для него нет слов и определений. Всё, что я могу – это стремиться к ним. Вещи, которые я выбираю для работы, могут также привести к ошибкам, как моим, так и всех остальных. Но ошибки помогают развить новую почву, они развивают голову. Прежде чем встать, придётся поползать. Продвижения без риска не бывает.

 

Вопросы для интервью - Александр Ашбель


К остальным интервью
http://studiohelloworld.ru/Фотографы

Разработка сайта: WebZenith
Design by Kate



Наши партнёры  
Свердловская филармонияEverJazz