Black Music Promo  
Блэк Мьюзик Промо
LifeFacesCulturePaparazziReleasesSupportFriend linksAbout
 
Сегодня 07 июля
вторник

The Headhunters: творчество – это погружение в чёрную дыру

    
 

27 сентября 2015 года случилось маленькое, но самое настоящее чудо: на сцену джаз-клуба EverJazz в Екатеринбурге вышли музыканты, о приезде которых прежде можно было только мечтать – легендарные аккомпаниаторы Херби Хэнкока, соавторы первого платинового диска в истории джаза, классики джаз-фьюжна. В общем, живые легенды – The Headhunters!


Mike Clark

За первым культурным шоком следовал неизменный вопрос: а кто же остался из стартового состава? На первый взгляд, не так уж и много: только барабанщик Майк Кларк и перкуссионист Билл Саммерс. На деле же оказалось, что именно их ритмическая основа и обеспечивает надёжный базис фирменного звучания. Честное слово: когда Билл, выдав акапелла экспрессивное песнопение йоруба, извлёк из обычной пивной бутылки первые звуки "Watermelon Man", а Майк раскинул по ударной установке свою патентованную ритмическую вуаль, было уже совсем не так важно, кто с ними находится на одной сцене.
 
При этом ни клавишника Стивена Гордона, ни саксофониста Дональда Харрисона назвать новичками язык не повернётся, да и новобранец Пэт Кейси, сменивший на посту басиста Криса Северина (The Neville Brothers), начинающим может показаться исключительно из-за своей подростковой внешности. Только выйдя на сцену, эти пятеро взяли зал мёртвой хваткой и удерживали внимание на протяжении всего своего монолитного сета.
 
Что именно делали The Headhunters в тот вечер и почему их визит стал настоящим откровением для поклонников "электрического" джаза и фанка, расписывать бесполезно. Говорят, на протяжении всего сета я стоял со счастливой улыбкой на лице. Наверное, это о чём-то говорит, не знаю – вам виднее. Главное – Майк, Билл, Дональд, Стивен и Пэт были здесь. Живые. Настоящие.
 
А ещё за час до концерта они нашли время пообщаться с журналистами. Так получилось, что ровно в середине общения музыканты включили режим импровизации, оттолкнулись от вопросов и один за другим поделились своими рассуждениями о самом ценном в их жизни. Ниже привожу полный текст этой части интервью.

Bill Summers

 
Что, по вашему собственному мнению, играют The Headhunters?
 
Майк Кларк (ударные):
Если вы посмотрите наше выступление, то убедитесь: мы играем фанк, классический джаз (равно как и электрический), фьюжн, ритм-н-блюз, соул, блюз, африканскую, афрокубинскую, бразильскую музыку. Правда, лично я, например, не играю кантри-энд-вестерн.
 
Дональд Харрисон (саксофон):
Мне нравится кантри – я играл его вместе с Кларенсом Клеммонсом.
 
Майк:
Если обобщать, то The Headhunters играют фанки-джаз, но это не джаз-бэнд или, например, афрокубинский бэнд – все перечисленные элементы в нашей музыке присутствуют одновременно.
 
На относительно недавно изданном диске "Platinum" вы экспериментировали с музыкантами другого поколения – тем же Снуп Доггом. Планируете ли вы развивать данное направление и продолжать записываться с артистами, работающими в других стилях и жанрах?
 
Билл Саммерс (перкуссия):
Каждый музыкант в нашей группе обладает собственным подходом и уникальным опытом. Некоторые из нас в коллективе недавно, некоторые уже какое-то время играют – как, например, Стивен Гордон и Дональд Харрисон. Вы спрашиваете о новом поколении? Пожалуйста – вот Стивен Гордон, пианист, который играет с лучшими музыкантами по всему миру, но он также и барабанщик в коллективе Эллиса Марсалиса, он играет джаз, он играет фанк. Он отличный барабанщик!
Мы продолжаем делать то, что в своё время делал Херби Хэнкок – когда он собирал The Headhunters, ему был всего 21 год! Мы поступаем так же. На мой взгляд, чтобы музыка продолжала развиваться, надо делать что-то новое. Я не хочу делать одни и те же вещи снова, снова и снова. А где можно почерпнуть новые идеи? Нужно обращаться к молодым музыкантам, они помогут вам увидеть будущее. Поэтому мы всегда исследовали будущее.

Stephen Gordon

 
Значит, можно ожидать выхода нового альбома с новым звучанием?
 
Билл:
Да. И вот ещё что: нет никаких правил. Я надеюсь, мы отправимся в те места, что ещё не отмечены на карте, мы собираемся погрузиться в чёрную дыру – понимаете, о чём я? Мы хотим попробовать, погрузиться в этот пруд – мы не умеем плавать в нём, но мы научимся, потому что невозможно быть творцом, новатором, если действуешь как конформист. Мы направляемся в новую вселенную, в которой возможно всё.
 
Майк:
Я хочу подхватить разговор, потому что меня восхитили твои слова. Суть в том, что мы постоянно что-то пробуем. Куда проще было бы играть так: сначала идёт вступление, потом мелодия, и после неё кто-то подхватывает соло. Я мог бы играть так, но не буду. Я никогда не знаю, что буду делать – я играю что-то безумное, чудное, это подхватывает другой музыкант, потом третий. (Дональду) Помнишь, что ты мне недавно говорил? Нужно потратить уйму времени, чтобы записать нотами классическое произведение, но когда ты импровизируешь, ты делаешь то же самое, но вот так (щёлкает пальцами), не думая. Буквально – рраз! – и ты уже в процессе.
 
Билл:
И вот ещё что важно: есть такое слово – импровизация. Я его воспринимаю по-своему. Лично я считаю, что то, что делает Майк – это не импровизация, потому что для меня импровизировать – значит играть что-то самому по себе. Но в голове у Майка будто компьютер с жёстким диском. На этом жёстком диске записаны терабайты информации и нотных записей, и этот процесс записи идёт в течение нескольких десятилетий. Но что делает импровизацию настолько красивой? Если вам так угодно, зовите это импровизацией. Я считаю, что это чудо – извлечь информацию из головы, как с жёсткого диска, и ровно в тот же момент применить её к исполнению. Это чудо, это дар, это волшебство. Это не просто "я взял и сыграл". Нет.
 
Дональд:
У меня много раз бывало, что я играл так, что не понимал, откуда что берётся. Возьмём, к примеру, футбол. Есть парни, которые действуют незамедлительно, и есть те, что играют с мячом. Игрок, который перешёл на следующий уровень – это тот, кому уже не надо играть с мячом. Ему достаточно посмотреть вокруг себя, и затем что-то происходит. Тебе остаётся лишь восклицать: как он это сделал? Ты этого не знаешь. Это чудо – делать нечто, о чём ты прежде и не помышлял. Ты играешь звуки, о которых прежде не помышлял, и это переносит тебя в совершенно другой мир – моментально, благодаря тому, что и как ты играешь.
 
Стивен Гордон (клавишные):
Чтобы разговаривать, нужно иметь словарный запас. Так же, как я говорю на английском, вы на русском, кто-то ещё на своём диалекте – это всё общение. Мы обозначаем его как обмен идеями. У нас есть всего 12 нот, так что мы их используем для построения мелодических, гармонических и ритмических связей, а также для того чтобы увязать эти три базовых элемента воедино и получить конечный продукт.
Как сказал Дональд Харрисон, суть в том, что звуки, которые ты слышишь, которые тебя вдохновляют, зовут за собой – это не ты, это звук. Но я не говорю, что ты растворяешься в звуке – это не так. Ты становишься одержимым этим звуком, интересуешься им, преследуешь его и решительно идёшь до конца, чтобы отыскать этот звук. Называйте это как вам угодно, но если вы не увлечены этим, всё не по-настоящему. Поэтому, когда мы занимаемся таким взаимодействием, у вас и появляется необходимость использовать ярлыки для музыки, потому что парни собирают все элементы воедино и говорят: мы не знаем, как это назвать.
Вот поэтому эти парни и сидят сейчас напротив вас, делятся с вами этой музыкой, которую одни могут назвать джазом, другие – ритм-н-блюзом, соулом или хип-хопом. Они неотступно следуют за звуком, они знают музыку. Эта история не закончится вместе с Майком Кларком, Биллом Саммерсом, Дональдом Харрисоном, Пэтом Кейси, вами или мной. Она будет продолжаться, как в своё время продолжалась благодаря всем этим замечательным музыкантам прошлого.
Мы растём благодаря идеям – вот что заставляет нас делать то, что мы делаем. Мы растём. Вот Майк озвучивает свою идею, я подхватываю её и увлекаю всех – Билла, Дональда, Пэта. Идеи пробуждают во мне нечто, говоря: "Стивен, забудь о себе". Отменная идея, отменный саунд – откуда они берутся? Это сама жизнь, эта музыка – жизнь, и у меня нет другого слова, чтобы описать её.

Donald Harrison

 
Вы говорите как проповедник!
 
Стивен:
Нет, я ученик. Я живу, чтобы впитывать – как губка.
 
Дональд:
Знаете, что сказал Чарли Паркер? Он сказал: "Если ты это не прожил, ты не передашь это через свой инструмент". Он слушал массу разной музыки и был способен на лету записать её нотами. В первую очередь нужно быть прилежным учеником, чтобы освоить музыку. Если вы играете на басу, вам надо знать, как играли Пол Чемберс, Рон Картер, Дуг Уоткинс. Слушая их, вы научитесь слышать саунд. Я играл с Орвилем Шоу. Вы знаете, кто такой Орвиль Шоу? Большинство басистов не знают, кто это такой. Орвиль Шоу играл с Луи Армстронгом, когда тому было 19 лет. Я играл с Барри Бимзом, который тоже играл с Армстронгом и жил в Чикаго. Если вы не будете заниматься исследованиями, вы станете очень предсказуемыми. Те, кто нацелены на лучший результат, исследуют и изучают музыку каждый день, всю свою жизнь, они всё время занимаются.
У вас есть возможность сделать максимум того, на что вы способны. Я хочу, глядя в зеркало, сказать самому себе: "Ты камня на камне не оставил, ты сделал всё, что мог", ведь только когда я сделаю всё, на что способен, только тогда в моей душе наступит мир. Я играл с Роем Хейнсом, потому что он играл с Паркером, а я люблю Паркера. Я делаю это, чтобы достичь истинного понимания, получить основу – нечто подлинное, а не беглый обзор. Любая основа идёт от истинного понимания, от того, что находится глубоко внутри. Вот такие обязательства накладывает на меня музыка. Вы должны посвятить свою жизнь этому. Я готов сделать ради этой музыки всё что угодно – вот насколько я её люблю.

Pat Casey

 
Недавно русская фанк-группа The Soul Surfers выпустила альбом, в котором приняли участие несколько американских и европейских артистов. Скажите, есть ли у российских музыкантов шанс записаться с вами?
 
Билл:
Всё возможно. Мы же не только в The Headhunters играем, у каждого из нас есть свои составы. Если вам нужна запись, присылайте мне треки. Если они мне понравятся, если мы наладим хорошее общение, если деловая сторона вопроса будет в порядке – значит, мы сможем это сделать. Не знаю насчёт остальных музыкантов, но я думаю, что всё возможно.
 
Майк:
Присылайте чек – мы пришлём вам трек! (смеются)

 
Текст статьи, перевод интервью: Александр Ашбель

 
Мы от всей души горячо благодарим екатеринбургский джаз-клуб EverJazz и Генеральное консульство США в Екатеринбурге за это невероятное событие – приезд живых легенд джаз-фанка на Урал!
 
Фотографии: джаз-клуб EverJazz

К остальным интервью
http://studiohelloworld.ru/Фотографы

Разработка сайта: WebZenith
Design by Kate



Наши партнёры  
Свердловская филармонияEverJazz