Black Music Promo  
Блэк Мьюзик Промо
LifeFacesCulturePaparazziReleasesSupportFriend linksAbout
 
Сегодня 25 ноября
среда

Джордж Клинтон: этот чувак качает

    
 

Интервью Джорджа Клинтона Брайану Джозефсу "George Clinton: this guy funks", декабрь 2015


Джордж Клинтон – это религия. 

Предполагать обратное – значит богохульствовать. Тексты, посвящённые музыкальным кумирам, зачастую грешат преувеличениями, но восприятие Доктора Фанкенштейна в качестве пророка к таковым не относится. Если центральным определением религии является набор верований, обращающихся к высшей сущности, то Пи-фанк ему соответствует. В ходе своего десятилетнего царствования эта империя использовала наследие Джеймса Брауна, преподносила идиомы в качестве непреложных истин ("Будешь подделывать фанк, и у тебя нос вырастет") и превращалась из обычных людей в бессмертных персонажей, открывая новые пути для чёрной культуры и самосознания. Танцы у космического корабля были сродни молитве, и она продолжается до сих пор. Фанк по-прежнему приобретает новые очертания; в 2015 году он воплощается в музыке таких артистов, как Кендрик Ламар и WOKE (трио Flying Lotus, Thundercat и Shabazz Palaces).

 
Впрочем, ничто не даётся без борьбы. Обычно мировые религии проповедуют мир, при этом их персонажи постоянно сталкиваются с ужасающими жизненными обстоятельствами. Клинтон не горел в Огненном озере и не страдал от нашествия саранчи. Тем не менее, он не заслужил того, чтобы в свои 74 года гастролировать ради финансового выживания. Последние несколько лет он боролся против основателя Bridgeport Music Армена Боладяна, которому принадлежат права на основную часть каталога Клинтона – предположительно, благодаря подставным документам. Если бы Клинтон обладал издательскими правами на свои собственные песни, он бы получал миллионы долларов дохода от семплирования. Вместо этого Боладян подаёт сотни и сотни исков против тех, кто семплирует записи Пи-фанка. Силам фанка не избежать угрозы со стороны жестокого оппортунизма, но Клинтон по-прежнему достаточно молод, чтобы продолжать борьбу.
 
Вдобавок к растущей обеспокоенности своими юридическими делами, вдохновитель Пи-фанка также борется с правовым крючкотворством при помощи творческого возрождения. В прошлом году Funkadelic выпустили 33-трековый "First Ya Gotta Shake the Gate" – первый за 33 года официальный альбом группы. Очевидным свидетельством того, что это не просто какая-то попытка старика ухватиться за соломинку, служит тот факт, что современные прогрессивно мыслящие музыканты по-прежнему обращаются к его творческому ДНК. Он появляется в открывающем треке "To Pimp a Butterfly" – альбома, на котором Кендрик Ламар делится клинтоновским раскрепощающим духом фанка. Футуризм Flying Lotus также следует звуковой родословной Клинтона. Это одна из причин, по которой альбом "The Lavishments of Light Looking" проекта WOKE так хорош на поле космического тустепа. Итак, фанк-философия продолжает жить спустя четыре десятилетия, но как Клинтон прокачивает фанк в 2015 году? Слово самому пророку.


© Dan Evans


Свою автобиографию вы завершили беседой с Кендриком Ламаром.
 
На тот момент я уже поучаствовал в записи его альбома, но он ещё не успел поучаствовать в моей записи. Теперь наша совместная работа состоялась. Он тогда готовился к тому, чтобы стать тем, кто он есть сейчас. Я знал это ещё когда сделал с ним одну песню. Я знал, что он должен был стать именно таким, каков он сейчас.

 
Что вас в нём привлекло?
 
Мои внуки рассказали мне о том, какой он толковый, и дали мне его контакты, чтобы я с ним записался. С момента нашей первой беседы и по сей день я знаю, почему мы сошлись. Он звучит так, будто он мой ровесник – он обладает тем же типом знания и осведомлённости относительно звукозаписи и сочинения музыки.

 
Когда произошла эта рекорд-сессия?
 
В том году.

 
С точки зрения философии, что бы вы сказали о фанковой традиции?
 
Фанк будет жить вечно. Речь идёт о том, чтобы делать всё, что в ваших силах. Если вы делаете всё, что в ваших силах, вы просто отбрасываете всё лишнее и вверяете себя фанку. Обычно это приводит вас именно туда, куда вам нужно. Сейчас я счастлив работать с такими музыкантами, как Луи Вега, Кендрик Ламар и Айс Кьюб. Мы записали сингл Funkadelic для клипа "Ain’t That Funkin’ Kinda Hard On You", который выйдет через пару недель, и версия с Кендриком и Айс Кьюбом также на подходе. Так что делай то, что в твоих силах, и фанк приведёт тебя туда, куда ты хотел. Я думаю, что сейчас я нахожусь в нужном месте – между старым хип-хопом, новым хип-хопом и электронной танцевальной музыкой. Я по-прежнему делаю фанк именно так, как этого хочется мне.

 
Присутствует ли в фанке мотив освобождения?
 
Для создания фанка всегда нужен противник, провоцирующий вас. В настоящее время это не только все те войны, что идут по всему миру, но также, на деловом уровне, авторское право, которое пытается отгородиться от исполнителей и сочинителей. Когда я выяснил, что творится в агентствах (таких, как BMI) и звукозаписывающих компаниях, которые должны были защищать нас, я осознал, что они делают с музыкальным копирайтом в точности то же самое, что было с банками несколько лет назад. Я был в таком отчаянии, что сделал полностью новый альбом из 33 песен. Выходит, это меня мотивировало.



 
Значит, противники в данном случае – это рекорд-лейблы, которые крадут у чёрных артистов?
 
В частности, у чёрных артистов, но вообще – у всех артистов. Они заполучают себе молодых и целеустремлённых музыкантов, которые готовы на что угодно, лишь бы начать, но стоит этому произойти, лейблы начинают их использовать. Так и сейчас они пытаются заполучить авторские права у моих наследников и у наследников других современных музыкантов. Всё, чего они хотят – это заполучить деньги, поэтому они и пытаются завладеть авторскими правами навечно. Люди об этом мало что знают. 

 
Я знаю, что вы начинали в ду-воп группе. Не было ли у вас опасений, что вы отдалитесь от чёрной аудитории, заиграв психоделическую музыку?
 
Всякий раз, когда вы начинаете играть поп-музыку или смешивать жанры, вы уже теряете ту аудиторию, с которой вы начинали. Так уж вышло, что чёрная музыка стала поп-музыкой нового поколения. То, что было подлинно чёрным в течение десяти лет, в следующие десять лет является уже поп-музыкой. Что касается рок-н-ролла, многие чёрные считали его музыкой белых. Они не знали ничего о Литл Ричарде или Чаке Берри. Всё, что они знали – это то, что Джими Хендрикс играет что-то психоделическое. Так что – да, ты теряешь свою аудиторию, если переходишь от одной аудитории к другой. Основная масса современной чёрной музыки (хип-хопа) – это уже полностью поп-формат.

 
Что вы скажете об идее расширения сознания? Играет ли она свою роль в фанке?
 
Ну, вы же знаете, что играет. Она играла роль в любой музыке 1967, 1968 или 1969 годов. Она стала реальностью даже для тех, кто исполнял классическую музыку. Популярное в то время вещество пробуждало в музыкантах разного рода мысли. Взять того же Фрэнка Заппу с его странностями; но все эти расширяющие сознание наркотики имели дело с той территорией, на которой вам было позволено мыслить. The Beatles своими песнями освоили такую территорию… знаете, это было самосознанием молодёжи в то время. Мы узнавали массу всего об окружающем мире. С того момента, как разум начинает расширяться, ты начинаешь ценить различные музыкальные направления: классику, джаз, классический рок.

 
Оказывал ли Сан Ра влияние на вас?
 
Я вообще не знал о Сан Ра, когда мы делали все эти вещи. Я добрался до него уже в 90-е годы. Я знал его имя, знал о куче его музыкантов и всём в этом духе, но не имел возможности познакомиться с его дискографией. Я думал, что его музыка находится далеко за пределами джаза. Я знал о нём, но не знал ничего о его творчестве. Много позже я узнал, что его карьера была сходна с моей, что он начинал в Чикаго с ду-вопа. Он уважительно относился ко всем музыкальным направлениям – и его посещали пришельцы.

Kendrick-Lotus in collage

 
Как вы подружились с Flying Lotus?
 
Когда я познакомился с Кендриком Ламаром, тогда же познакомился и с ним. Мы делали трек "Wesley’s Theory". Меня просто захлестнул их стиль. Собственно говоря, сейчас мы делаем запись для Parliament, и на ней будет продакшен от Flying Lotus. Мы будем делать альбом вместе.

 
Это круто.
 
Они мне очень нравятся. Они определённо на борту космического корабля.

 
Когда были сделаны рекорд-сессии для "The Lavishments of Light Looking"?
 
Всего пару месяцев назад. Получилось действительно быстро – всего за полтора месяца до выхода альбома. 

 
Расскажите об этих рекорд-сессиях. Альбом звучит достаточно проработанным для записи, сделанной настолько быстро.
 
Это всё Flying Lotus. Мы приехали к нему домой, собрались и поговорили о том, чтобы написать что-то и сделать кое-какие записи. Он сказал, что нам есть что поделать, и показал трек, над которым нам предстояло поработать. Вот мы и поработали, и до того как я это осознал, дело было уже сделано.

 
Что вы думаете о конечном результате?
 
Мне от него голову снесло. Когда я впервые услышал его на канале Adult Swim, он уже гремел повсюду. Я даже не догадывался, что он вышел в ту неделю.

 
Что вас вдохновило на это творческое возрождение? Только борьба против копирайта?
 
Об этом я и говорил, именно это меня вдохновило на то, чтобы надрать кое-кому… Но надо оставаться актуальными, чтобы люди обращали на тебя внимание. Нам, чтобы быть актуальными, нужно делать нечто свежее, и делать это прямо сейчас, а не кричать о том, что мы делали в прошлом. Поэтому я написал книгу, сделал альбом и увязал книгу и альбом единым названием.



 
Что, по-вашему, фанкового в музыке Flying Lotus?
 
Да всё в нём фанковое! Даже не принимая во внимание стиль, это всё равно хорошая фанковая музыка без какой бы то ни было концепции. В ней есть джаз, но она достаточно доступна, чтобы в неё въехали молодые ребята. Для этой музыки даже ещё категории не придумано.

 
Даже в 2015 году она по-прежнему звучит футуристично.
 
Такова она и есть в своей основе. Её называют футуризмом, афрофутуризмом. Вероятно, это лучший вариант того, как обозначить её значимость для меня.

 
Что вы думаете по поводу термина "афрофутуризм"?
 
Я прежде не знал, что и думать об этом. После того, как я услышал музыку Flying Lotus, этот термин для меня обрёл смысл, потому что это сознательное стремление быть футуристичным. Вероятно, Сан Ра тоже это делал. Я это тоже делал на уровне концепций. Я делал всё в этом духе – уходил под воду (альбом "Motor Booty Affair") и в открытый космос. Сан Ра и Джими Хендрикс определённо были там. То, что делает Flying Lotus – это то же самое, что мы делали с "Mothership Connection", но с той прекрасной музыкой, что представляет этот афрофутуризм.

 
Перевод и адаптация: Александр Ашбель

Оригинал опубликован 3 декабря 2015 года в веб-издании Noisey.

К остальным интервью
http://studiohelloworld.ru/Фотографы

Разработка сайта: WebZenith
Design by Kate



Наши партнёры  
Свердловская филармонияEverJazz