Black Music Promo  
Блэк Мьюзик Промо
LifeFacesCulturePaparazziReleasesSupportFriend linksAbout
 
Сегодня 08 июля
среда

Хорас Сильвер: всё просто

    
 

18 июня 2014 года не стало Хораса Сильвера – одного из последних джазовых визионеров эпохи, которую с известной условностью можно обозначить как "золотую" или "классическую". Сильвер относился к тому числу музыкантов, которые ставят во главу угла не исполнительскую виртуозность, а видение самой музыки. Именно благодаря этому свойству он не только стал создателем нового джазового направления, но и сумел остаться ролевой моделью для креативно мыслящих музыкантов на долгие годы вперёд.


Удивительно, насколько не осведомлены российские источники относительно даже самых базовых фактов из жизни Сильвера. Складывается даже ощущение, что речь идёт о каком-то местечковом пианисте, не оставившем после себя сколь-либо значимых исторических свидетельств. Каким бы ни был прискорбным повод рассказать об этом выдающемся музыканте, воспользуюсь случаем и внесу некоторую ясность в расхожую биографическую справку о мистере Хорасе.

Итак, родился будущий отец хард-бопа Хорас Уорд Мартин Таварес Силва 2 сентября 1928 года в семье выходца из португальской колонии Кабо-Верде (на советских картах её тогда обозначали как "Острова Зелёного Мыса") и ирландоафроамериканки. Казалось, при такой гремучей генетической смеси его музыкальные ориентиры должны были сызмальства выстроиться в русле этих трёх культур. На деле вышло по-другому. Несмотря на то, что отец его обучал премудростям кабо-вердианской музыки, юноша увлёкся гремевшим тогда "новым" джазом – би-бопом и кул-джазом.

Его первым инструментом стал тенор-саксофон, а кумиром – Лестер Янг, ролевая модель всего "прохладного" стиля. Впрочем, уже скоро Хорас переключился на фортепиано, и этот переход сыграл решающую роль во всей его жизни. В конце 40-х он собрал собственное джазовое трио, которое достаточно быстро получило локальное признание в его родном Коннектикуте. В конце концов, в 1950 году его комбо получило предложение выступить в качестве аккомпаниаторов для молодого и очень перспективного филадельфийского тенориста Стэна Гетца (позже Хорас примет также участие в записи его первого миньона). Считается, что именно после этого концерта в Хартфорде стартовала профессиональная карьера Сильвера. Уже в следующем, 1951 году он перебирается в Нью-Йорк, где очень быстро входит в круг самых ангажированных сессионных и концертных пианистов.

С этим моментом, кстати, связано досадное заблуждение, растиражированное практически всеми российскими СМИ, разместившими информацию о смерти Сильвера. Якобы, он начинал как саксофонист, а за фортепиано пересел, когда приехал в Нью-Йорк. Чтобы убедиться в том, что это бессмыслица, не надо быть эрудитом. Просто представьте: тенорист Гетц приезжает в Коннектикут и арендует… другого тенориста, а потом ещё и тащит его в студию! Чушь. Конечно же, на фортепиано Хорас Сильвер играл уже в своём трио.

В Нью-Йорке Сильвер принимает ещё два важнейших решения, каждое из которых стало катализатором для всей джазовой культуры. Во-первых, в 1952 году он становится эксклюзивным студийным артистом Blue Note Records, получив в обмен на это полный карт-бланш от главы лейбла Альфреда Лиона: с этого момента и вплоть до настигшего "Блю Ноут" коллапса он был волен воплощать любую свою музыкальную прихоть, любой самый смелый эксперимент.

Вторым ключевым решением стало сотрудничество Хораса с барабанщиком Артом Блейки. В 1953 году они создали один из самых знаменитых джазовых составов всех времён – The Jazz Messengers. Это комбо стало своеобразной колыбелью для нового стиля, который вскоре получил название "хард-боп" (или "фанки-хард-боп"). Уже одно только название служило прямой отсылкой к би-бопу, от которого Сильвер и Блейки вознамерились отпочковаться.

Подоплёку такого решения проясняет музыкальный продюсер Майкл Кускуна: "Арт и Хорас стремились отдалиться от джазовой сцены начала 50-х, организовавшейся вокруг клуба Birdland. Ты нанимаешь Фила Вудза, Чарли Паркера или Джей Джей Джонсона, они приходят, играют с местной ритм-секцией, исполняя при этом только блюзы и стандарты. Никаких репетиций и ни единой мысли со сцены".

Кстати, насчёт "фанки". Разумеется, к направлению ритм-н-блюза, который позже расцветёт пышным цветом при активном содействии Джеймса Брауна, музыка Сильвера имела весьма отдалённое отношение – но всё-таки имела. Помимо того, что строго акцентированная, отрывистая и экономичная игра пианиста в дальнейшем стала каноном для фанковых клавишников (вспомните хотя бы проходку Бобби Бёрда в "Sex Machine"!), именно Хораса считают ответственным за популяризацию самого термина "фанк", доселе применявшегося только в повседневном сленге.

В 1956 году мистер Силва решает пойти своим путём и оставляет The Jazz Messengers. Отныне и до конца 90-х годов практически любая его запись будет выходить под его собственным именем. Последовала череда прекрасных альбомов, таких как "Blowin' the Blues Away", "Song for My Father" и "Serenade to a Soul Sister". Именно тогда были записаны самые известные, звучащие и по сей день авторские композиции Сильвера – "Filthy McNasty", "Señor Blues", "Sister Sadie" и, конечно же, сама "Song for My Father".

Отдельно стоит выделить проект-трилогию "The United States of Mind", которую Хорас Сильвер записал в период с 1970 по 1972 годы. Его тяга к духовной стороне музыки, к расширению стилистического диапазона и к новым звукам привела к тому, что он оказался едва ли не в фарватере психоделического соула, переживавшего в то время период расцвета. Диски "That Healin' Feelin'", "Total Response" и "All", хоть и не были безупречными, придали новый мощный заряд музыке пианиста, подарив при этом целую серию отличных музыкальных откровений, таких как "Acid, Pot or Pills", "Nobody Knows" и "I've Had a Little Talk" с бесподобным соул-джазовым вокалистом Энди Беем.

К сожалению, дальнейшую творческую траекторию Сильвера можно описать как движение вширь. Во второй половине 70-х он, пользуясь карт-бланшем, один за другим выпустил претенциозную серию "Silver ‘n" ("Silver 'n Brass", "Silver 'n Wood", "Silver 'n Voices", "Silver 'n Percussion"), спиритуализм которой не мог превзойти прежних музыкальных идей. Вскоре Хорас лишился выпускающего лейбла (его пластинка стала последним релизом прогоревшего Blue Note Records) и основал собственный Silveto Records. К сожалению, ни один из выпущенных на нём дисков не смог достичь вершин, взятых самим музыкантом в 60-х и 70-х.

Тем не менее, в 90-е годы Сильвер шагнул совершенно другой поступью. Закрыв Silveto и избавившись от намерения стать музыкальным целителем (диск 1988 года так и назывался – "Music to Ease Your Disease"), он вернулся к былой лёгкости исполнения. Названия альбомов, выпущенных в период с 1991 по 1997 годы, вновь говорят сами за себя: "Rockin' with Rachmaninoff" (виртуальная встреча Дюка Эллингтона с русским классиком), "The Hardbop Grandpop" и "It's Got to Be Funky" (патриарх играет в компании с молодыми хард-боперами) или "Jazz Has a Sense of Humor". Этот диск стал последней студийной работой 70-летнего музыканта.

Последние годы своей жизни Хорэс Сильвер провёл в кругу любящей семьи. Одним из немногих его напоминаний о себе стала автобиография "Let's Get to the Nitty Gritty", вышедшая в 2007 году. Благодаря усилиям семьи, по большей части информация о жизни патриарха осталась недоступной для журналистов. Даже факт болезни Альцгеймера, омрачившей старость музыканта, стал достоянием общественности далеко не сразу. Да и скорбную весть о его смерти "от естественных причин" прессе сообщил лично сын Сильвера Грегори.

В истории джаза найдётся немало музыкантов, чьё исполнительское мастерство становилось эталоном для следующих поколений. Хорас Сильвер не мог (а может, и не стремился) похвастать виртуозными пассажами и многоэтажными импровизациями. Его вклад в развитие джаза проявился в уникальном глубоком видении, в умении отбросить всю пену и оставить главное – гипнотизирующую простоту, полную как смыслов, так и возможностей. Его музыка вдохновляет не только исполнителей, но и композиторов, поскольку учит не столько играть, сколько слышать. Слышать красоту в простом.


Три главных альбома Хораса Сильвера:
"6 Pieces of Silver" (1956)
"Song for My Father" (1965)
"The United States of Mind" (2004; 1970–1972)

Пять главных песен Хораса Сильвера:
"The Preacher" (1955)
"Señor Blues" (1957)
"Song for My Father" (1965)
"Sister Sadie" (1959)
"I've Had a Little Talk" (1971)


Автор статьи: Александр Ашбель


К остальным портретам
http://studiohelloworld.ru/Фотографы

Разработка сайта: WebZenith
Design by Kate



Наши партнёры  
Свердловская филармонияEverJazz